buran, shuttle buran program, energia, space shuttle, launcher energia, launcher, USSR, mriya, polyus, poliyus, energya, maks, bor-4, bor-5, bor-6, energia-buran, soviet rocket, space shuttle, soviet launcher, Буран, Энергия, plans, schematic, soviet, russian shuttle, russian space shuttle, USSRburan, shuttle buran program, energia, space shuttle, launcher energia, launcher, USSR, mriya, polyus, poliyus, energya, maks, bor-4, bor-5, bor-6, energia-buran, soviet rocket, space shuttle, soviet launcher, Буран, Энергия, plans, schematic, soviet, russian shuttle, russian space shuttle, USSR


Share
                                                         
This page was automatically translated,
it may contains errors.
Original version here.

It is told: "... Have gone! "

In the middle of October, 1985, on Saturday O.D.Baklanov then minister of the general{common} mechanical engineering, has invited me to itself in a cabinet{study} and has suggested to accelerate the beginning of flight tests, having taken for a basis our direction on preparation for rocket firing 6СЛ. O.N.Shishkin participated In this conversation. O.D.Baklanov has been appointed{nominated} by minister of the head rocket ministry in 1983 S.A.Afanasev the decision of the Political bureau has been translated{transferred} by minister of heavy and transport mechanical engineering. The history of moving of S.A.Afanaseva is instructive. Афанасьев it is strict, exacting, practically on its{his} shoulders for almost twenty years' period the rocket branch of the country has grown. In becoming a booster rocket of "Energia" and the orbital ship "Buran" it{he} has played, in our representation, a role of the powerful bulldozer, leveling and raking up in a strong part of developers, the industry, customers and builders. Yes, it was the industrial empire in the industry of the country which could lift such powerful development. S.A.Afanasev, the disciplined head, for us was an example of the responsibility, working capacity. Something it{he} resembled D.F.Ustinova, but was independent. Attitudes{relations} with Устиновым at it{him} developed not smooth, but Афанасьев never it{this} showed.
During the complex{difficult} period of a birth of engine RD-170 it{he} closely{attentively} and firmly conducted the organization of development of the engine in Химках. Here, on this ground the uncooperative altitude to V.P.Glushko was showed at it{him}. Афанасьев demanded from Глушко results and the certain decisions. Глушко left itself when minister assessed affairs of the General designer. After one of sessions in the Kremlin the Military-industrial commission and S.A.Afanaseva's next sharp performance{statement} to address of that V.P.Glushko raised{excited}, already in wardrobe, below continuing the duel with minister, has told to me: " It so to it{him} will not pass{not take place}... " Глушко supported{maintained} D.F.Ustinov, by the way in phone conversations it{he} often named Устинова simply Димой...
Session of the Political bureau on which the question of a condition was discussed with the heavy industry and transport mechanical engineering in the country took place. Drastic measures on rise of rate of growth of this huge branch were required. D.F.Ustinov has offered the Political bureau: " For the organization of works of a due level in this branch, considering important its{her} state value, it is ready to give the best minister... " And we have lost the head. Though we also called it{him} for eyes "молотобойцем", but our business{affairs} not from the category of lungs and, perhaps, is closer to heavy, than in the heavy industry.
V.P.Glushko calls: " At last our business{affairs} will go as it is necessary - minister appoints{nominates} O.D.Baklanov. He/she is our person... " O.D.Baklanov is really ours. From the assembler up to the general director of a factory of a name of Shevchenko. In Kharkov its{his} industrial way to rocket technics{technical equipment} began. At this factory the control system of rocket Р-16 which main designer was lost in tragical failure{accident} 1960 It was made was Boris Mikhajlovich Konoplyov. At this time O.D.Baklanov worked as the chief of shop of a factory. Kharkov it is industrial - the design center became one of leaders in branch on development and manufacture of control systems of rockets of strategic purpose{assignment; destination}. In 1976 of Cormorants has been appointed{nominated} by the deputy minister of the general{common} mechanical engineering. In its{his} hands all structure of developers and manufacturers of control systems of rockets and space vehicles of branch has got. Then he is the first deputy minister. In 1983 - minister. Its{his} becoming passed{took place} inside of the rocket industry. Simultaneously O.D.Baklanov has been appointed{nominated} by chairman of Interdepartmental coordination advice{council} and chairman of the State commission on летно-design tests of a booster rocket of "Energia" and "Buran". After the first start of "Buran", in February, 1988, it{he} will be selected{elected} by the secretary of the Central Committee on the defensive industry, and in his 1990 will appoint{nominate} the vice-president of Advice{Council} of defense at the President of the USSR. Support of our offer became unexpectedness. Clearly, that there were circumstances of a high level which have pushed on a decisive step in the program of "Energia" - "Buran". Conditions around our program by this time varied with the tendency to reduction of financing of works. We connected it that there was no the basic person supporting{maintaining} this program, - Minister of Defence D.F.Ustinova. Dmitry Fedorovich has died in 1984 In the country leaders there was new party leader M.S.Gorbachev - support of the concept of defense of the country, developed{produced} earlier was not showed externally. On the other hand, there was a wide working off of systems of a rocket and the orbital ship, the truth, rates decreased. But, the main thing, - send{have left} on a mode of confidence of working capacity of engines RD-170 and РД-0120. Conditions for a cardinal step has really ripened. All coincided with our aspirations.
By this time, in April, 1985, the first start of a rocket "Zenith" has been made. Has fulfilled in flight the put time РД-170. In November of the same year bench tests of a modular part of the block will be lead And. At that time O.D.Baklanov, working in close contact to V.P.Glushko, the most part of time gave the organizations of the decision of problems of finishing of engine RD-170, helped{assisted}, mobilized, pushed. Business at двигателистов has gone better.
There was at me one doubt, that this decisive step connected with start-up in flight of the bench machine{car}, will not be supported{maintained} by the General designer. However Cormorants and Shishkin have assured, that " general they incur ". Actually, through short time Глушко it has appeared on the party{side} of our variant. O.N.Shishkin often spoke, that Valentine Petrovich very disciplined general... But V.P.Barmin has unexpectedly opposed, proving it is what to finish the stand-start in short terms to real rocket firing in a year - it is impossible. Have convinced. However the basic objections and brakes expected us ahead.
Under direction of About. D.Baklanova all have left on range. Many counted, that this "mass" departure will be single, as always, but it{he} was stretched{dragged out} on one and a half year - before the first start-up, and then also up to the second. Now left home for short time from range, instead of on range the house. The range, the industrial case was{former} Н-1 became a constant workplace for all. High rate of work has been set. Without it{this} баклановского an impulse in its{his} business and concrete form we with start-up of "Energia" would not be in time before " the present{true} reorganization ". Rocket system " Energia " - "Buran" was born owing to it{him}...
Works in the assembly case of a booster rocket in Baikonur on assembly of the central block 6СЛ have begun in January, 1986 On the stipulated technology arrived of Kuibyshev a tail compartment, межбаковый a compartment, engines RD-0120 have been established{installed} in stands of assembly of compartments and the entrance control of engines, installation сборок and details has begun. The most labour-consuming operations were installation, эталонирование and manufacturing of pipelines of the basic pneumatichydraulic systems. The cycle of assembly of block TS of a rocket was defined{determined}, in essence, by assembly of a tail compartment. Therefore dynamics{changes} of performance of works finally was defined{determined} by installation and welding of joints of pipelines in a tail compartment. The schedule of growth of quantity{amount} of the welded{cooked} joints evidently illustrated a course of works.
Let's note some periods in this process. From January till April there was a work of development of workplaces of manufacturing of pipelines, сборок and other elements, therefore intensity of growth of quantity{amount} of joints lagged behind from settlement. During from May till June assembly on the organized rhythm was conducted, interfactory communications{connections} were established{installed}. Practically all deputy ministers of the general{common} mechanical engineering, chiefs of central boards worked as organizers of technology of assembly on concrete workplaces of chiefs of sites and shops. The third period - since July prior to the beginning of joining полублоков, tanks and frame compartments in the end of October, 1986 Process of assembly on time was at a loss in connection with that assembly, process and the order of the control corresponded{met} to requirements of regular technology a flight of a rocket. It was achievement and difficulty. The further works already with other flights rockets 1Л, 2Л and further were conducted{ordered} on the blazed path.
In the ministry 11-th Central board which problems{tasks} were practically reduced to maintenance of works on "Energia" and "Buran" has been formed. The chief of this management became P.N.Potekhin. Paul Nikitovich has located on range and its{his} practical activities concentrated on the organizations of works at this "steppe" factory. Laborious, concrete, exacting, it{he} has managed to twirl all organization on necessary лад. At that time on floor spaces was{former} Н-1 the device of a central board and a management{manual} of the ministry worked on "Energia" more than four thousand workers, engineers and other workers, including.
The assembly case on eyes changed. All have forced to put on in dressing gownes and overalls. Continuously there was a cleaning of workplaces. Cleanliness was entered as the law. Considered{counted} motes. At excess of norms{rates} by quantity{amount} of motes works with the open cavities of hydraulic pathes of systems of a rocket stopped. Cleanliness tightened culture, raised{increased} quality. Exhaust ventilation of the case was filters are modified, replaced. In the Kazakhstan desert the factory with museum conditions was born. However at manufacturing a rocket 6СЛ in mother country the dangerous attitude{relation} to quality and reliability of made units and units was showed.
Were supposed to sending on a technical complex in Baikonur an equipment with a lot{plenty} of deviations from the design documentation. For example, on cleanliness of internal cavities of tanks, quality теплоизоляции, installation of units of pneumatichydraulic system before the termination{ending} of design honing tests, incompleteness of experimental working off. Manufacturing regular матчасти advanced manufacturing units and elements of a design for прочностной working off. Realization of design decisions was late, the design documentation out of time was issued and took root, referring on disagreement of a factory with the design decision. In notices and cards of the sanction as a principal cause of a unsatisfactory condition impreparation of manufacture and so-called "deadlines" were specified.
It was forbidden by me without the coordination personally with the main designer to sign any such documents mentioning{touching} quality, reliability, отработанность, completeness. The representation of the customer was involved in an establishment of the control over performance of this requirement.
As has shown the preliminary analysis of a condition of complexes of the stand-start and the start, lead in August, 1985, the stand-start practically was completely ready to огневым to works with a booster rocket, except for system of refuelling by kerosene РГ-1 and some other, intended for work with blocks And, already mounted, but not past complex tests. At the stand there was the prepared fighting calculation, capable to perform practically all works on preparation and rocket firing.
Start was in a condition close to readiness for fitting rooms to works with a rocket. As has shown experience of creation of the stand-start, from readiness of a complex to примерке up to readiness for refueling works with a макетно-technological rocket has passed{has taken place} the order of one and a half years - since September 1983 till April, 1985
It was supposed, that start with a макетно-technological rocket 4М-КС could be ready to the beginning of refueling works not earlier the end 1986 - the first quarter 1987 However and the stand-start could not provide rocket firing 6СЛ without an additional equipment, but the amount of works on an additional equipment of the stand was essentially less volume of not completed works on creation of start. On preliminary development КБОМ, completion of the stand could be realized only in the fourth quarter 1987 the Basic volume of completions consist in completions of the bench starting device, a заправочно-drainage mast under rocket N6СЛ, installation of the device of a supply of communications 17У51 and completion of a tower of service under a breadboard model of a payload - " the Scythian of DM " - "Pole".
With a view of reduction of volume and terms of an additional equipment we considered{counted} expedient rocket firing 6СЛ to carry out the stand-start not with " the Scythian of DM ", and with the cargo breadboard model which is not exceeding dimensions of the orbital ship. In this case necessity of completion and equipment of the stand by the equipment for " the Scythian of DM " was excluded.
In the program of start-up we have excluded an opportunity of rocket firing with one switched off block And in this connection disappeared necessity of strengthening{amplification} of the bench starting device for maintenance of safety at газодинамическом influence of engines at supernumerary start-up. In this connection in default the engine and as a whole of one of blocks And during an automatic mode of a set of readiness of a rocket, start-up would not take place. It was necessary to use as much as possible the equipment prepared for start to equip additionaly the stand.
Studied an opportunity of completion of platform N2 and a заправочно-drainage mast regarding maintenance of a supply of communications to blocks And and them отстыковки with application simplified тросовых mechanisms of tap{removal} that allowed to exclude manufacturing and installation of platform N4 and to reduce volume and terms of completions of a заправочно-drainage tower.
Mainstream in reduction of time for completion of the stand was application of a "sand" variant of a payload. In this case end of works with a rocket 4М at the stand, carrying out огневых bench tests of a rocket 5С, carrying out огневых technological tests of a rocket 6С both an additional equipment of the stand and a possibility of rocket firing 6СЛ in November, 1986 was supposed
In дооснащении additional systems and completions the Kharkov factory of the transport equipment, a production association "Flax-RISE-ÔÓá¡ß¼á", scientifically - a production association "Криогенмаш", ВНИИХолодМаш, НПО "ГелийМаш", ЖЗМК, the Factory of name Бабушкина, ЛНПО " the Red Dawn ", ЛНПО "Petrel", Kharkov "Cascade", factories Минчермета and Минавиапрома, military builders in/þ 12253 and staff of test divisions of Baikonur participated КБОМ, a factory "Bolshevik", КБ "Armature", Central КБ transport mechanical engineering. Completion of platform N2 under Jury Ivanovicha Lygina's initiative has incured НПО "Energia". The basic organizational weight has laid down on shoulders НИИХимМаша which has born{has taken out} the gun positions from Zagorsk to Baikonur. The universal complex "stand-start" was in charge of (from the industry) this organization. Supervised over works at Y.A.Karneev's stand and tireless A.A.Makarov.
The universal complex the stand-start was created in two stages. At the first stage the stand should provide ground working off by "cold" tests and огневыми with bench start-up, carrying out огневых technological tests of block TS and a modular part of the block And in structure of a technological package carrying out "cold" and огневых bench tests of a rocket as a whole. At the second stage a universal complex the stand-start should provide preparation and carrying out of start-up of a booster rocket of "Energia" and perspective rockets on its{her} base with total draft of engines up to 4500 т.
The stand under the project should provide protection of constructions and the equipment at failure{accident} during огневых tests in a 150-meter zone from a bench construction. Constructions and the equipment, had on the open areas further this zone, should be calculated on pressure in front of an air shock wave from 1,82 атм. On distance of 200 m and up to 0,32 атм. - on removal{distance} from the stand in 500 m. thus, working capacity during and after influence of the specified loadings is kept.
By development of the general plan technological communication{connection} of constructions and maintenance of safety of designs of constructions in case of explosion of a rocket on the starting device is considered. Force of explosion can be equivalent to explosion 450 т trotyl. The constructions located in radius up to 150 m, молниеотводы, a заправочно-drainage tower, cryogenic эстакада on explosive loading are not calculated and could collapse. Carrying{bearing} designs of the basic construction are calculated on perception{recognition} of pressure from explosion of a rocket up to 45 атм. In front of a shock wave, and also on loadings from influence of gas streams of engines and on perception{recognition} of static and dynamic loadings from units of the ground equipment. Arch designs are applied to the majority of other protective constructions with flight of 12,8 m and protection up to 2 атм.
Взрывозащищенность a starting complex it is similar to the stand. Thus, to the basic protected constructions the bunker for rescue of crew concerns. At explosion of a booster rocket on start the unit of emergency evacuation of crew, a tower of service in addition to the list of similar objects of the stand can collapse.
At works on start and the stand the situations connected with falling of a rocket on a starting construction at failure{accident} on an initial site of its{her} rise, destruction of a hydrogen tank of a rocket are most dangerous at completely filled carrier{bearer}, failure{accident} on storehouse of hydrogen. Capacity{power} of explosion for each of cases is accordingly equal 450, 220 and 16 т тринитротолуола.
Stocks of nitrogen of low and high pressure, and also freon for means of parrying of supernumerary situations are identical to the stand and starts and make accordingly: nitrogen of low pressure for means пожаро-and взрывопредупреждения 1100 т, all in system of storehouses of nitrogen is available 3100 т, nitrogen of a high pressure for an emergency purge of a tail compartment of a rocket of 12 tons, freon for an emergency purge of compartments of a rocket 10т.
The total operating time of engine RD-0120 to the beginning of bench tests 5С has made 48465 with, i.e. more than in 3 times exceeded an operating time of engine SSME to the beginning of tests of bench steps " the Space of the Shuttle ".
The interdepartmental commission of experts on reliability and safety, having analysed materials, has given out the conclusion, that ground experimental working off is not ended: tests on working off теплоизоляции and heat-shieldings, газодинамики start, longitudinal stability, division of blocks, durability are not lead.
Before start-up of booster rocket N6СЛ it was necessary to finish these works, to end honing tests of engine RD-0120, to finish working off of units of division of blocks, to fulfil a control system of a booster rocket with modernized onboard computer M6M, турбогенераторную system of electrosupply, oxygen armature; to lead on монтажно-refueling and starting complexes of work with a rocket 4МКС, огневые tests of a package 6СЛ with a breadboard model of ship МЛ-1 at the stand, to execute a complex of works on acknowledgement{confirmation} of durability of a booster rocket and deduced{removed} object "Scythian-dm". Further the commission marked{celebrated}, that introduction of additional advancing rocket firing 6СЛ which should be considered{examined} as experimentally-отработочный, is rational as allows more in details, than at the stand to check up functioning and interaction of all blocks, systems and units of a booster rocket in real conditions of flight and by that to receive additional valuable experimental data for increase of reliability of a rocket with orbital ship N1Л.
The commission also recommended to consider{examine} expediency of rocket firing 6СЛ on a ballistic trajectory or to work the actions excluding at start-up N6СЛ an opportunity of falling of an emergency rocket on the important settlements of the country and in territory of the foreign states, including due to a choice of a line with an inclination 65 ╟ and single allocation of areas of falling for blocks And and head обтекателя.
Flights of test of a rocket 6СЛ have been focused on flight on a line with an azimuth of start-up of 63,5 degrees, an orbit of deducing{removing} providing an inclination of 50,7 degrees. Use of a line with this inclination has been begun in 1964 at carrying out of start-up of rockets-carriers{-bearers} 8К78 with lunar devices E-6, and then carriers{bearers} 11А511 with spacecrafts "Union" and "Progress". Since 1967, this line it was used for start-up of a booster rocket "Proton" with devices for research of the Moon and Venus, coherent and navigating systems. On this line 4 experimental start-up of booster rocket Н-1 have been lead. Wide use of a line has been caused by an opportunity of deducing{removing} of the maximal payload for this point of start. By then on this line 110 rocket firings type 11А511, from them 3 emergency, and 145 start-up of a booster rocket "Proton", from them 16 emergency have been lead.
As a result of the analysis of reliability of start-up of booster rocket N6СЛ it is established{installed}, that at general{common} reliability of a rocket of 0,9 probabilities of falling of an emergency design along a line make: in area of start - 0,01, in area of falling of blocks And - 0,003, in the area of falling allocated{removed} for head обтекателя, - 0,038, in water area of Pacific ocean - 0,016. The probability of falling of an emergency rocket on other sites of a line makes 0,033 and is distributed{allocated} on all to these sites in regular intervals. Thus, the probability of falling of an emergency rocket on territory of the next states (Mongolia, China and Japan) above which partially there passes{there takes place} a line, makes 0,001444, 0,00086 and 0,00011 accordingly.


Possible{Probable} outcomes of start-up 6СЛ

According to the recommendation of the Interdepartmental commission of experts other variants which are not passing{are not taking place} above territory the foreign states are considered{examined}. All the considered{examined} variants were reduced to two: the first - direct deducing{removing} into an orbit with an inclination is more 55 ╟, the second variant - application of lateral maneuver on a site of deducing{removing}. All versions of the second variant have appeared unacceptable because of great volume of completion and working off of an onboard software of a control system of a booster rocket of "Energia".
From all possible{probable} variants of the lines which are not passing{are not taking place} above territories the foreign states, there was comprehensible a line with an inclination 65 ╟. Use of such line was possible{probable}, but led to decrease{reduction} in weight of a deduced{removed} payload on 5 т and demanded of some additional measures. It was necessary to establish{install} restrictions on time of start-up. The matter is that in area of falling of blocks And and head обтекателя the place гнездовья pink flamingos settles down, therefore from the middle of May till August start-up to spend it was impossible. Use of a line with this inclination demanded also recalculation of all programs of trajectories, the flight task and mathematical orientation of measuring means. Considering, that the probability of falling on territory of the next states was extremely small, the decision to spend start-up 6СЛ on a line with an inclination 50,7 ╟ was accepted.
The estimation of reliability of a rocket 6СЛ was conducted by a technique developed by industrial and military institutes settlement-experimental by with use of the information on reliability сборок, units and the systems entering into a rocket. The technique provided an estimation of the bottom confidential border of probability of non-failure operation of a rocket with use of a principle of " a weak part ". The analysis of a data set has shown, that (0,949) the sheaf of units RD-0120 which, thus, and was a weak part from the point of view of reliability has the least value of the bottom border of probability of non-failure operation. The dot estimation of probability of non-failure operation of a rocket 6СЛ made 0,9722, the bottom confidential border made 0,906 at confidential probability 0,9, that satisfied этапному to a level of reliability 0,9 (at confidential probability 0,9), established{installed} with the decision of Advice{Council} of the main designers in September, 1986



By way of increase of reliability carrying out огневых bench tests of block TS was supposed. However carrying out of such tests influences its{his} reliability doubly: there are the factors raising{increasing} reliability, and the factors reducing it{her}. Increase of reliability after carrying out огневых tests of a step will take place in case of revealing defects and their elimination. Having accepted as initial value of reliability of a rocket 6СЛ after carrying out огневых tests as a dot estimation of probability of its{her} non-failure operation in flight, an increment of reliability from carrying out огневых tests would make 0,01.
To the factors reducing reliability after огневых of tests, concern: an expenditure of a stock on a resource of onboard systems, entering of possible{probable} additional defects and damages during after огневой checks. For a sheaf from four engines RD-0120 as a "weak" part, downturn of reliability would make 0,008.
Thus, the estimation of change of reliability of a rocket 6СЛ from carrying out огневых tests would make 0,002 in favour of these tests. This difference has the order, сравнимый with accuracy of used initial data, therefore the increment of reliability practically is brought to nothing decrease{reduction} in reliability of engines.
With the purpose of the regular control of reached{achieved} reliability of a booster rocket of "Energia" during flights of tests were established{installed} following этапные levels: 6СЛ with "Scythian-dm" - 0,9, 1Л with the orbital ship in a unmanned variant - 0,95, on the beginning of piloted flights - 0,97 and to operational works - up to 0,99. This decision has been approved{confirmed} by Advice{Council} of the main designers.
Огневыми bench tests of block TS of a rocket 6СЛ provided performance of some problems{tasks} of experimental working off of a step. The primary goals have been executed at work with experimental samples of other blocks and rockets.
Check of modes захолаживания engines RD-170 and РД-0120 has been lead in full on independent experimental installations, the refueling sample 4М, bench rockets of type 5С and A.Proverki's bench blocks of joint functioning of systems of a rocket with the process equipment and the контрольно-verifying equipment of the stand - start have been lead completely during tests at this stand of experimental samples of a rocket 4М, 5С and 4МКС-Д. Complex working off of operations of preparation of a rocket to огневому to start has been lead on bench blocks And and bench rockets with block TS of variants 5С, 4М and 4МКС-Д. Preliminary check of working capacity of a rocket, its{her} systems and units at start, work on a mode and inclusion has been lead on bench variants of the block And and block TS - 5С, 4М. Skilled data under characteristics and interaction of systems and units during огневых tests of steps are received on separate experimental installations, and also tests of bench variants of the block And and block TS-5С. In full these characteristics could be received only at carrying out of flights of tests.
Skilled data on dynamic, газодинамическим and to the thermal loadings influencing a rocket, are received at carrying out of tests on experimental installation ЭУ-360 - on pulsations of pressure and at carrying out огневых bench tests of steps. The real vibrating and other kinds of loadings connected with work of engines, could be received only at carrying out of flights of tests. The System effectiveness of reburning of not reacted hydrogen is checked up completely during tests of rockets 4М, 5С and 4МКС-Д, and also at the first огневом rocket firing 5С. Specification of actions on safety of works are lead on the previous rockets 4М, 5С and 4МКС-Д, completely check is possible{probable} only on a regular rocket of type 6СЛ.
Nevertheless head customers insisted on carrying out preflight огневых tests of block TS. The ideology connected with a substantiation of necessity and expediency of carrying out огневых of tests of a rocket of "Energia", has been stated in A.A.Maksimova's report to Chairman of the State commission on Y.D.Maslyukovu's military-industrial questions in October 1986 г: " By results of unsuccessful experience of the beginning of flights of tests of booster rocket Н-1 with multiimpellent installation and successful starts of booster rockets "Saturn-5" the decision on basic change of ideology of working off of rockets-carriers{-bearers} of heavy and superheavy classes earlier was accepted. The core in this ideology is necessity of carrying out огневых technological tests of each concrete rocket before its{her} start-up under the program ". Our reasons were reduced to that the volume of ground experimental working off of a rocket of "Energia" almost in 4 times exceeds volume of working off of complex Н-1. To the beginning of the first start-up of booster rocket Н-1 on engines of the first step 11Д51 the operating time made in the sum nearby 40 thousand with, thus constructive defects which were showed and at flights start-up have been revealed.
Alongside with it{this}, the comprehensive plan of experimental working off provided carrying out of tests and to the beginning of works with rocket N6СЛ are actually performed works on 185 experimental installations, durability of block TS was fulfilled on 34 assembly in structure of the program 2И. Working off of devices, units and automatics under programs of конструкторско-honing tests, fair tests covered 368 positions. Advice{council} of the main designers has confirmed efficiency of carried out works.
Under working off of systems, units, units and a booster rocket of "Energia" as a whole the experimental base numbering 232 stands has been involved, one of which is the universal complex the stand-start. By October, 1986 it is lead 8 огневых bench tests of a modular part of the block And and the first missile stage "Zenith", 407 огневых tests of engines of the first step and 427 - by the second. On the stand-start nine cycles on working off of refuelling of block TS on a rocket 4М and refuellings of a package as a whole on a rocket 4МКС-Д, two огневых bench tests of block TS in structure of a rocket 5С have been lead, dynamic tests of a rocket are lead, the ideology of system of safety and пожаро-взрывопредупреждения is fulfilled.
During огневых tests of a bench rocket 5С on universal the stand-start problems{tasks} in the volume necessary for carrying out of advancing rocket firing 6СЛ have been solved all. Carrying out огневых bench tests of a rocket 6СЛ will increase total огневую an operating time of block TS only by 8 %.
In the USA for working off of hydrogen steps of "Saturn-5" two stands of the big capacity{power} with three workplaces that has enabled have been created to combine bench working off of steps with honing tests of engines J-2. To the beginning of bench tests of a hydrogen step the reached{achieved} operating time of this engine has made nearby 6000 with. The Same ideology has been incorporated in the program of ground working off of mid-flight impellent installation " the Space of the Shuttle ". The total operating time of engines SSME before the beginning of bench tests of a step made 14300 with. The reached{achieved} operating time of engines RD-0120 by October, 1986 - 63800 with. But the main reason consist that we had only one stand and in case of explosion of a rocket which probability nevertheless made 4 %, the damage as a whole would be put{rendered} to our bench facilities{economy} and the program significant. At start-up of this rocket under the program of flight the probability of drawing of damage was below. At regular flight already on 30-th second the rocket is at height of 2,5 km. Expert estimations of duration of regenerative works - 2-3 years. Proceeding from these conclusions we insisted on a withdrawal from erroneous, in my opinion, canons in experimental working off of rockets of a superheavy class.
Choice the stand-start as a launching pad for the first start-up not случаен. In connection with that customers insisted on performance preflight огневых tests, rocket firing without carrying out of these tests was considered design отработочным, therefore it{he} should be made from the stand which was considered as an accessory{a belonging} of a so-called industrial zone. There was a conditional organizational situation when start-up should be lead by the industrial organizations. But militarians did not refuse participation in carrying out of this start-up never. There were also other reasons in favour of the stand-start, it is a lot of them and with it{this} all have agreed. Therefore the stand-start opened road of "Energia".
Except for all works planned by us on experimental acknowledgement{confirmation} of reliability of a rocket, completion of pneumatichydraulic systems was conducted. This completion has poured out in greater{big} laborious work переборки highways of a high pressure.
The matter is that after the automatic termination{discontinuance} of start-up of a bench rocket 5С at its{her} first start, except for a slow set of turns{turnovers} бустерного the pump of engine RD-0120, pressure drop of helium in an operating highway has come to light. Pressure drop has been fixed{recorded} simultaneously with passage of a command{team} on deenergizing of engines. Has occured{happened} разгерметизация and outflow from receivers of ground system of gas supply of helium. Management of electro-pneumovalves of a rocket became impossible. Plums of components of fuel it has appeared problematic. It was necessary to search roundabout for a way. Our experts have found a way out. But it was necessary to make works for realization of transition to a roundabout highway in "подстольном" a premise{room}, that is under the filled rocket. The brigade from approval of state commission and a technical management{manual} has gone to a rocket. However, one of a brigade has changed mind and has disagreed to perform so dangerous work. In 55 minutes the roundabout highway, and reserve cylinders of helium of a high pressure have been connected. ОД.Бакланов has thanked members of a brigade and has handed over to everyone gifts what were possible{probable}. It was risk, but other output{exit} was not. Later destruction of a tube from special steel was revealed...
Researches of the reasons of destruction, up to перепроверок properties of steel and manufacturing techniques of pipes have begun. Practically all pipelines of a high pressure on a rocket 6СЛ have been replaced. And at this time there was a completion of engine RD-0120 on start. Varied бустерный the pump for the first time not in an industrial premise{room} - were fulfilled including repair qualities of a rocket on start.
For May, 15th, 1987, to the first start-up of a booster rocket of "Energia" N6СЛ, 148 engines RD-170 and 103 - РД-0120, 473 and 523 tests of engines accordingly have been tested. The total operating time on engines RD-170 in seconds - 51845 and in resources 346, on engines RD-0120 - 73891 and 154 is reached{achieved}. Engines are tested in structure of bench blocks And (9 copies) and block TS. Engines RD-170 by this time in a flight mode have fulfilled in structure of the first step at 8 start-up of rockets-carriers{-bearers} "Zenith". Reliability of engine RD-170 equal 0,991, and engine RD-0120, equal 0,985 is confirmed. Thus безаварийность made 0,995 and 0,99 accordingly.
The decision of Advice{Council} of the main designers on the basis of the analysis had been established{installed} stage-by-stage levels of reliability of engines, meaning{keeping in mind} an impellent cycle of manufacturing of rockets of "Energia" on time. For engines RD-0120 intended for bench tests of block TS, at the moment of delivery reliability is not worse 0,97 and on the beginning of bench tests 0,98, for flights of samples of rockets 6СЛ and 1Л - 0,98 and 0,99 accordingly at the moment of delivery and tests. For engines RD-170 delivered on rockets 6СЛ and 1Л, - 0,99. Thus, the established{installed} requirements have remained below really reached{achieved}.
Consecutive approach{approximation} these levels was reached{achieved} from one kind of working off to another. By January, 1985 219 tests of engines RD-170 with a total operating time 19596 with, from them 91 test - with realization of 100 % of a mode with an operating time 11014 have been lead with. 11 engines have turned out 3 and more resources, from them 6 engines on 4 resources, 2 engines - 5 resources. Per 1984 84 tests with an operating time totally 10600 have been lead with. For October, 4th, 1988, to start-up of a booster rocket of "Energia" N1Л, 186 engines RD-170 and 126 - РД-0120 have been tested, lead 618 огневых tests РД-170 and 635 - РД-0120. The reached{achieved} operating time has made 69579 with for РД-170 and 120454 with for РД-0120, in resources - 464 and 251 accordingly. Reliability 0,9975 engines RD-170 is confirmed at безаварийности 0,998 and reliability 0,993 engines RD-0120 with безаварийностью 0,996.
Each engine RD-0120 for bench blocks TS 5С, 5С-1 for flights 6СЛ, 1JI, 2Л контрольно-technological tests of the first and second stages - 230 with, regular application - 480 with, the residual guaranteed life - 960 have been fulfilled on a total resource 1670 with, including with, i.e. the total resource over technological tests is equal 3 regular. On separate engines at working off the resource up to 6-8 regular has been reached{achieved}. Completion of the scheme{plan} of the engine and a design of unit of the turbine was necessary for the further increase in a resource.
For rocket NЗЛ with the maximal speeding up up to 106 13 % on draft engines have passed{have taken place} final honing tests of the first stage for a resource 2000 with, including контрольно-technological tests of two stages 230 with, огневые technological tests 330 with, regular use 480 with, a residual resource 960 with. Preparation of finishing of a resource up to 2630 was conducted with. The increase in frequency rate of use of engines demanded, by the expert estimation, two-three years of work on perfection of the engine.
One of the main problems has been connected with unreliable work of external system of electrosupply of a complex. The sudden power failure and its{his} more dangerous splashes led to failure of onboard systems and the process equipment. Onboard systems were urgently finished - protection on a feed{meal} was entered. Such " exclusive events " occured{happened} often enough. The Deputy chief of range Nikolay Andreevich Borisyuk has entered even system of protection of high-voltage lines and the substations, the open switching centres.
Later more perfect{absolute} systems of a guarantee feed{meal} providing a feed{meal} without break have been entered as guarantee independent sources of power supplies on the basis of three газотурбинных trains, and also.
With approach{approximation} of the termination{ending} of all kinds of tests of a rocket there was a question: to shine{cover} the first start-up by a news media or not. Opinions were different. One considered{counted} expedient to make televiewers, radio listeners and readers participants of events. There were also opponents of it{this}, among them and I. By experience of the last work in design office " Southern ", I knew, that at the first start-up, especially by such preparation of a rocket, there will be remarks, malfunctions, defects. To conduct elimination of remarks, and can be and completion, on a kind at all world - it is premature. It will bring nervousness in work of verifiers and all fighting calculation. Last opinion has prevailed. The management{manual} of the commission and the industry were for translation. But, and besides at occurrence of malfunction will demand the immediate answer, for what reason and what make of the decision. Answer in a mode of preparation we were unable, because such onboard and bench systems of diagnostics and the analysis at us on start were not. The analysis on consideration of the fixed{recorded} telemetering data demands time. An example to that - start-up of engines of a rocket 5С. Though on a workplace to the main designer of engine RD-0120 A.D.Konopatovu, V.S.Rachuku and their experts have displayed the display many parameters of engines, dynamics{changes} of change of parameters has not allowed to trace visually them and, especially, to draw the conclusion. The conclusion on cessation of work of engines has been given after a while. In the beginning have defined{determined}, that the reason останова - impellent installation, and only the reason останова the engine next day has been given. It was the first start-up. Into a databank in a complex of computers to enter admissible and inadmissible parameters and to generate mathematical model of refusals we yet had no opportunity. It will be ahead.
Rocket firing has been appointed{nominated} to 7 mornings of Moscow time on May, 15th. Actually it{he} took place at 22 o'clock Moscow time. Then, after start-up, especially foreign correspondents, observers and experts why start-up has been lead at night often asked. Their logic was conclusive. Proceeding from safety, информативности and other reasons, certainly, start-up during light time if there are no restrictions of the settlement order, more preferably.
Practically all participants of preparation for rocket firing, including from the enterprises of the industry, representatives of the ministries and Central administrative board of space forces, aspired to get on command item{point} of a starting complex. Such plenty wishing to be witnesses or participants of "sacrament" of preparation and rocket firing the existing premise{room} could not contain at all. Head of department V.E.Gudilinym and V.M.Karashtinym, from us, has been made and approved{confirmed} structure of fighting calculation. However, outside of this structure nevertheless in various premises{rooms} was to many{a lot of} people.
The spare command item{point} on a starting complex where repair-regenerative brigades of "Progress" led by N.S.Shurakovym settled down, ЗЭМа from Y.I.Lyginym, spare camera structure from among officers has been organized. In the same place O.N.Shishkin on behalf of O.D.Baklanova "distracted" on itself all high representatives of the ministries. The general{common} management{manual} полигонного maintenance including safety, rescue divisions, communications{connections}, fighting calculation of range was for the chief of range general Y.A.Zhukovym. Jury Averkovich, the quiet, business, modest commander, was the chief of range with 1983 In КБЮ we knew it{him} for a long time, still ordering Smolensk rocket army.
Preparation of a rocket 6СЛ was spent on a technical position since November, 18th, 1986 (assembly of a package) and from December, 3rd, till January, 21st, 1987 (complex checks). Preparation and check of a rocket before transfer of the maintaining organization for carrying out of regular work was carried out.
Checks on a technical position were spent to two stages:
1 stage - a "draft" cycle with commissioning system of automatic check and working off of the operational documentation;
2 stage - a "fair" cycle as a result of which the rocket has been checked finally up.
Preparation of a rocket in the монтажно-refueling case was spent from January, 22nd till February, 10th, 1987
Installation твердотопливных engines of withdrawal, joining of "Scythian-dm" with a booster rocket is lead.
Preparation of a complex for regular work at the stand-start was spent to three stages during from February, 11th till May, 15th 1987 г.:
1 stage (from February, 11th till March, 28th) - complex checks of the modified units and systems the stand-start with a rocket, check of additional modes of checks, replacement of technological devices " And " and commissioning of a control system by a complex were spent. Works on check of tap{removal} площадок and repair work-regenerative were in addition spent.
2 stage (from March, 17 till March, 28th) - was spent a "draft" cycle of tests of a rocket complex, including check on electromagnetic compatibility of radiosystems of a rocket and "Scythian-dm".
3 stage (from March, 29th till May, 15th) - was spent a "fair" cycle of tests of a rocket, elimination of all revealed remarks, including completion and replacement of the technical flight task on regular.
After the arrival of a rocket 6СЛ on a universal complex the stand-start the first were remarks from area of the remarks connected with joining электро-and pneumatichydraulic connections of the block I and a starting starting construction. The second group of remarks has been connected with insufficient влагозащищенностью rockets and unreliable hermetic sealing of the case of a rocket and a trench in which the cable network on an external surface of the case of a rocket is mounted. It was the whole research work on studying influence of a moisture of an atmosphere in various conditions - from February frosts and glaze ices up to April and May spring rains - on stability{resistance} of a design. The problem has been overcome.
In day of preparation of a rocket 6СЛ and start-up an opening remark: falling of operating pressure in a highway on an input{entrance} in the block And the first step. Block N30A. The reason has been established{installed}. On a demountable joint of the pipeline were that lining is established{installed} not. Defect technological time of preparation of a rocket to start-up is eliminated{erased; removed}, wasted. The second remark by preparation: lag тарели one of valves on the bottom of a hydrogen tank. Auxiliary operations which have helped{assisted} the valve to become into position have been lead. The design of the valve has been investigated{researched} at stands - operating modes of this valve are changed.
The analysis of the basic defects revealed during preparation for bench tests of block TS (5С) and starting tests of a rocket 6СЛ has been lead. The found out defects are connected, basically, with incompleteness of working off of elements of a design. Only 4 from 17 have been connected with infringement of technological process of manufacturing and the control of block TS. From the list only four defects have appeared after a command{team} "Main":
- On block A N4 of a rocket 6СЛ the raised{increased} error of maintenance with system of regulation of nominal parameters on draft - 2,4 %, on a parity{ratio} of components - 4,6 % took place. The raised{increased} error has been connected with replacement of a regulator. Defect is connected with excess of a mistake{an error} of adjustment{option} of the engine caused by lacks of process of the control of engine RD-170. At огневых technological tests of the block this defect could be revealed only at duration of tests more than 40 with, i.e. passage of a control point of the gauge of a level of a control system by the charge of fuel was necessary.
- On the same block downturn of temperature in a tail compartment near a highway of a supply of an oxidizer to the pump of the engine in a time interval with 74,3-rd till 84-th second with-11 degrees up to-93 ╟С has been registered. The reason was негерметичность, opened as a result of actions of real cyclic loadings. At limited time of passage огневых technological tests such defect could not come to light, but its{his} display could be accelerated in flight with carrying out огневых tests of the block.
- On 40-140 from flight of a rocket 6СЛ increase of pressure in a cavity between the tunnel channel inside of a hydrogen tank and the main pipeline of submission of oxygen of block TS above admissible up to 0,3 атм took place. It has occured{happened} because of неоткрытия заглушек, established{installed} on an output{exit} from this cavity. Огневыми it would not be found out by tests. Other constructive measures have been realized.
- Three have given up and had doubtful indications two gauges of temperature of system of emergency protection of engines RD-0120. Defect does not demand carrying out огневых tests. Are taken other measures on quality of gauges.
At all stages of preparation of a rocket 6СЛ had remarks on 50 devices of a control system. It was a subject of special consideration of board of the ministry.


Original version of the text


Сказано: "...поехали!"

В середине октября 1985 г., в субботу О.Д.Бакланов, тогда министр общего машиностроения, пригласил меня к себе в кабинет и предложил ускорить начало полетных испытаний, взяв за основу наше направление по подготовке к пуску ракеты 6СЛ. В этом разговоре участвовал О.Н.Шишкин. О.Д.Бакланов был назначен министром головного ракетного министерства в 1983 г. С.А.Афанасьев решением Политбюро был переведен министром тяжелого и транспортного машиностроения. История перемещения С.А.Афанасьева поучительна. Афанасьев строг, требователен, практически на его плечах за почти двадцатилетний период выросла ракетная отрасль страны. В становлении ракеты-носителя "Энергия" и орбитального корабля "Буран" он сыграл, в нашем представлении, роль мощного бульдозера, разравнивая и сгребая в прочное звено разработчиков, промышленность, заказчиков и строителей. Да, это была промышленная империя в индустрии страны, которая смогла поднять такую мощную разработку. С.А.Афанасьев, сам дисциплинированный руководитель, для нас был примером ответственности, работоспособности. Чем-то он походил на Д.Ф.Устинова, но был самостоятелен. Отношения с Устиновым у него складывались не гладкие, но Афанасьев никогда этого не показывал.
В сложный период рождения двигателя РД-170 он внимательно и твердо вел организацию разработки двигателя в Химках. Здесь-то, на этой почве проявилось у него негативное отношение к В.П.Глушко. Афанасьев требовал от Глушко результатов и определенных решений. Глушко выходил из себя, когда министр давал оценку делам Генерального конструктора. После одного из заседаний в Кремле Военно-промышленной комиссии и очередного резкого выступления С.А.Афанасьева в адрес В.П.Глушко тот, возбужденный, уже в гардеробной, внизу продолжая свою дуэль с министром, сказал мне: "Это так ему не пройдет..." Глушко поддерживал Д.Ф.Устинов, кстати в разговорах по телефону он часто называл Устинова просто Димой...
Состоялось заседание Политбюро, на котором обсуждался вопрос состояния с тяжелой промышленностью и транспортным машиностроением в стране. Требовались крутые меры по подъему темпа роста этой гигантской отрасли. Д.Ф.Устинов предложил Политбюро: "Для организации работ должного уровня в этой отрасли, учитывая важное государственное ее значение, готов отдать своего лучшего министра..." А мы потеряли своего руководителя. Хотя мы его и звали за глаза "молотобойцем", но наши дела не из разряда легких и, пожалуй, ближе к тяжелым, чем в тяжелой промышленности.
Звонит В.П.Глушко: "Наконец наши дела пойдут как надо - министром назначен О.Д.Бакланов. Это наш человек..." О.Д.Бакланов действительно наш. От монтажника до генерального директора завода имени Шевченко. В Харькове начинался его производственный путь в ракетной технике. На этом заводе изготавливалась система управления ракеты Р-16, главный конструктор которой погиб в трагической аварии 1960 г. Это был Борис Михайлович Коноплев. В это время О.Д.Бакланов работал начальником цеха завода. Харьковский производственно - конструкторский центр стал одним из ведущих в отрасли по разработке и производству систем управления ракет стратегического назначения. В 1976 г. Бакланов был назначен заместителем министра общего машиностроения. В его руки попала вся структура разработчиков и изготовителей систем управления ракет и космических аппаратов отрасли. Затем он - первый заместитель министра. В 1983 г. - министр. Его становление проходило внутри ракетной промышленности. Одновременно О.Д.Бакланов был назначен председателем Межведомственного координационного совета и председателем Государственной комиссии по летно-конструкторским испытаниям ракеты-носителя "Энергии" и "Бурана". После первого запуска "Бурана", в феврале 1988 г., он будет избран секретарем ЦК по оборонной промышленности, а в 1990 г. его назначат заместителем председателя Совета обороны при Президенте СССР. Поддержка нашего предложения стала неожиданностью. Ясно, что складывались обстоятельства высокого уровня, которые толкнули на решительный шаг в программе "Энергия" - "Буран". Обстановка вокруг нашей программы к этому времени менялась с тенденцией к уменьшению финансирования работ. Мы связывали это с тем, что не стало основного человека, поддерживающего эту программу, - министра обороны Д.Ф.Устинова. Дмитрий Федорович умер в 1984 г. В руководстве страны стал новый партийный лидер М.С.Горбачев - не проявилась внешне поддержка концепции обороны страны, выработанная ранее. С другой стороны, шла широкая отработка систем ракеты и орбитального корабля, правда, темпы снижались. Но, главное, - вышли на режим уверенности в работоспособности двигателей РД-170 и РД-0120. Действительно созрела обстановка для кардинального шага. Все совпадало с нашими стремлениями.
К этому времени, в апреле 1985 г., был произведен первый запуск ракеты "Зенит". Отработал в полете положенное время РД-170. В ноябре этого же года будут проведены стендовые испытания модульной части блока А. В то время О.Д.Бакланов, работая в тесном контакте с В.П.Глушко, большую часть своего времени уделял организации решения проблем доведения двигателя РД-170, помогал, мобилизовывал, подталкивал. Дело у двигателистов пошло лучше.
Было у меня одно сомнение, что этот решительный шаг, связанный с пуском в полет стендовой машины, не будет поддержан Генеральным конструктором. Однако Бакланов и Шишкин заверили, что "генерального они берут на себя". На самом деле, через короткое время Глушко оказался на стороне нашего варианта. О.Н.Шишкин часто говорил, что Валентин Петрович очень дисциплинированный генеральный... Но неожиданно воспротивился В.П.Бармин, обосновывая это тем, что довести стенд-старт в короткие сроки до реального пуска ракеты через год - невозможно. Убедили. Однако основные возражения и тормоза нас ожидали впереди.
Под руководством О. Д.Бакланова все выехали на полигон. Многие рассчитывали, что этот "массовый" выезд будет разовым, как всегда, но он растянулся на полтора года - до первого пуска, а потом еще и до второго. Теперь выезжали домой на короткое время с полигона, а не на полигон из дома. Полигон, производственный корпус бывшего Н-1 стал постоянным рабочим местом для всех. Был задан высокий темп работы. Без этого баклановского импульса в его деловой и конкретной форме мы с пуском "Энергии" не успели бы до "настоящей перестройки". Ракетная система "Энергия"-"Буран" родилась благодаря ему...
Работы в монтажном корпусе ракеты-носителя в Байконуре по сборке центрального блока 6СЛ начались в январе 1986 г. По предусмотренной технологии прибывшие из Куйбышева хвостовой отсек, межбаковый отсек, двигатели РД-0120 были установлены в стенды сборки отсеков и входного контроля двигателей, начался монтаж сборок и деталей. Наиболее трудоемкими операциями были монтаж, эталонирование и изготовление трубопроводов основных пневмогидравлических систем. Цикл сборки блока Ц ракеты определялся, по существу, сборкой хвостового отсека. Поэтому динамика выполнения работ в конечном счете определялась монтажом и сваркой стыков трубопроводов в хвостовом отсеке. График роста количества сваренных стыков наглядно иллюстрировал ход работ.
Отметим несколько периодов в этом процессе. С января по апрель происходила работа освоения рабочих мест изготовления трубопроводов, сборок и других элементов, поэтому интенсивность роста количества стыков отставала от расчетной. В период с мая по июнь велась сборка по организованному ритму, устанавливались межзаводские связи. Практически все заместители министра общего машиностроения, начальники главков работали организаторами технологии сборки на конкретных рабочих местах начальников участков и цехов. Третий период - с июля до начала стыковки полублоков, баков и каркасных отсеков в конце октября 1986 г. Процесс сборки по времени затруднялся в связи с тем, что сборка, процесс и порядок контроля соответствовал требованиям штатной технологии летной ракеты. Это было достижение и трудность. Дальнейшие работы уже с другими летными ракетами 1Л, 2Л и далее велись по проторенной дорожке.
В министерстве был образован 11-й Главк, задачи которого практически сводились к обеспечению работ по "Энергии" и "Бурану". Начальником этого управления стал П.Н.Потехин. Павел Никитович обосновался на полигоне и его практическая деятельность концентрировалась на организации работ на этом "степном" заводе. Кропотливый, конкретный, требовательный, он сумел закрутить всю организацию на нужный лад. В то время на производственных площадях бывшего Н-1 трудились над "Энергией" более четырех тысяч рабочих, инженеров и других работников, в том числе аппарат главка и руководство министерства.
Монтажный корпус на глазах преображался. Всех заставили одеться в халаты и спецодежду. Непрерывно шла уборка рабочих мест. Чистота вводилась как закон. Считали пылинки. При превышении норм по количеству пылинок прекращались работы с открытыми полостями гидравлических трактов систем ракеты. Чистота подтягивала культуру, повышала качество. Вытяжная вентиляция корпуса была модифицирована, заменены фильтры. В казахстанской пустыне рождался завод с музейными условиями. Однако при изготовлении ракеты 6СЛ в метрополии проявилось опасное отношение к качеству и надежности изготавливаемых узлов и агрегатов.
Допускались к отправке на технический комплекс в Байконуре материальная часть с большим количеством отступлений от конструкторской документации. Например, по чистоте внутренних полостей баков, качеству теплоизоляции, установке агрегатов пневмогидравлической системы до окончания конструкторских доводочных испытаний, незавершенности экспериментальной отработки. Изготовление штатной матчасти опережало изготовление узлов и элементов конструкции для прочностной отработки. Задерживалась реализация конструкторских решений, несвоевременно выпускалась и внедрялась конструкторская документация, ссылаясь на несогласие завода с конструкторским решением. В извещениях и карточках разрешения в качестве основной причины неудовлетворительного состояния указывались неподготовленность производства и так называемые "сжатые сроки".
Мною было запрещено без согласования лично с главным конструктором подписывать любые такого рода документы, затрагивающие качество, надежность, отработанность, комплектность. Представительство заказчика привлекалось к установлению контроля за выполнением этого требования.
Как показал предварительный анализ состояния комплексов стенда-старта и старта, проведенный в августе 1985 г., стенд-старт был практически полностью готов к огневым работам с ракетой-носителем, кроме системы заправки керосином РГ-1 и некоторых других, предназначенных для работы с блоками А, уже смонтированных, но не прошедших комплексные испытания. На стенде имелся подготовленный боевой расчет, способный выполнить практически все работы по подготовке и пуску ракеты.
Старт находился в состоянии, близком к готовности к примерочным работам с ракетой. Как показал опыт создания стенда-старта, от готовности комплекса к примерке до готовности к заправочным работам с макетно-технологической ракетой прошло порядка полутора лет - с сентября 1983 по апрель 1985 г.
Предполагалось, что старт к началу заправочных работ с макетно-технологической ракетой 4М-КС мог быть готов не ранее конца 1986 - первого квартала 1987 г. Однако и стенд-старт не мог обеспечить пуск ракеты 6СЛ без дооборудования, но объем работ по дооборудованию стенда был существенно меньше объема незавершенных работ по созданию старта. По предварительным разработкам КБОМ, доработка стенда могла быть реализована только в четвертом квартале 1987 г. Основной объем доработок заключался в доработках стендового пускового устройства, заправочно-дренажной мачты под ракету N6СЛ, установке устройства подвода коммуникаций 17У51 и доработке башни обслуживания под макет полезного груза - "Скиф ДМ" -"Полюс".
В целях сокращения объема и сроков дооборудования стенд-старта мы считали целесообразным пуск ракеты 6СЛ осуществлять не со "Скифом ДМ", а с грузовым макетом, не превышающим габариты орбитального корабля. В этом случае исключалась необходимость доработки и оснащения стенда оборудованием для "Скифа ДМ".
В программе пуска мы исключили возможность пуска ракеты с одним выключенным блоком А, в связи с чем отпадала необходимость усиления стендового пускового устройства для обеспечения сохранности при газодинамическом воздействии двигателей при нештатном пуске. В этой связи в случае отказа двигателя и в целом одного из блоков А в процессе автоматического режима набора готовности ракеты, пуск бы не состоялся. Необходимо было максимально использовать оборудование, подготовленное для старта, для того чтобы дооборудовать стенд.
Прорабатывали возможность доработки площадки N2 и заправочно-дренажной мачты в части обеспечения подвода коммуникаций к блокам А и их отстыковки с применением упрощенных тросовых механизмов отвода, что позволяло исключить изготовление и монтаж площадки N4 и сократить объем и сроки доработок заправочно-дренажной башни.
Главным направлением в сокращении времени на доработку стенда было применение "песочного" варианта полезного груза. В этом случае предполагалось завершение работ с ракетой 4М на стенде, проведение огневых стендовых испытаний ракеты 5С, проведение огневых технологических испытаний ракеты 6С и дооборудование стенда и обеспечение возможности пуска ракеты 6СЛ в ноябре 1986 г.
В дооснащении дополнительными системами и доработках участвовали КБОМ, завод "Большевик", КБ "Арматура", Центральное КБ транспортного машиностроения, Харьковский завод транспортного оборудования, производственное объединение "Лен-подъем-Трансмаш", научно - производственное объединение "Криогенмаш", ВНИИХолодМаш, НПО "ГелийМаш", ЖЗМК, Завод имени Бабушкина, ЛНПО "Красная Заря", ЛНПО "Буревестник", харьковский "Каскад", заводы Минчермета и Минавиапрома, военные строители в/ч 12253 и личный состав испытательных подразделений Байконура. Доработку площадки N2 по инициативе Юрия Ивановича Лыгина взяло на себя НПО "Энергия". Основная организационная тяжесть легла на плечи НИИХимМаша, который вынес свои огневые позиции из Загорска на Байконур. Универсальный комплекс "стенд-старт" был в ведении (со стороны промышленности) этой организации. Руководили работами на стенде Ю.А.Карнеев и неутомимый А.А.Макаров.
Универсальный комплекс стенд-старт создавался в два этапа. На первом этапе стенд должен был обеспечивать наземную отработку "холодными" испытаниями и огневыми стендовыми пусками, проведение огневых технологических испытаний блока Ц и модульной части блока А в составе технологического пакета проведение "холодных" и огневых стендовых испытаний ракеты в целом. На втором этапе универсальный комплекс стенд-старт должен обеспечивать подготовку и проведение пусков ракеты-носителя "Энергия" и перспективных ракет на ее базе с суммарной тягой двигателей до 4500 т.
Стенд по проекту должен обеспечивать защиту сооружений и оборудования при аварии в ходе огневых испытаний в 150-метровой зоне от стендового сооружения. Сооружения и оборудование, располагаемые на открытых площадках далее этой зоны, должны быть рассчитаны на давление во фронте воздушной ударной волны от 1,82 атм. на расстоянии 200 м и до 0,32 атм. - на удалении от стенда в 500 м. При этом, сохраняется работоспособность во время и после воздействия указанных нагрузок.
При разработке генерального плана учтена технологическая связь сооружений и обеспечение сохранности конструкций сооружений в случае взрыва ракеты на стартовом устройстве. Сила взрыва может быть эквивалентна взрыву 450 т тротила. Сооружения, расположенные в радиусе до 150 м, молниеотводы, заправочно-дренажная башня, криогенная эстакада на взрывную нагрузку не рассчитаны и могли разрушиться. Несущие конструкции основного сооружения рассчитаны на восприятие давления от взрыва ракеты до 45 атм. во фронте ударной волны, а также на нагрузки от воздействия газовых потоков двигателей и на восприятие статических и динамических нагрузок от агрегатов наземного оборудования. Для большинства остальных защитных сооружений применены арочные конструкции с пролетом 12,8 м и защитой до 2 атм.
Взрывозащищенность стартового комплекса аналогична стенду. При этом, к основным защищенным сооружениям относится бункер для спасения экипажа. При взрыве ракеты-носителя на старте могут разрушиться агрегат экстренной эвакуации экипажа, башня обслуживания в дополнение к перечню аналогичных объектов стенда.
При работах на старте и стенде наиболее опасны ситуации, связанные с падением ракеты на стартовое сооружение при аварии на начальном участке ее подъема, разрушением водородного бака ракеты при полностью заправленном носителе, аварией на хранилище водорода. Мощность взрыва для каждого из случаев соответственно равна 450, 220 и 16 т тринитротолуола.
Запасы азота низкого и высокого давлений, а также фреона для средств парирования нештатных ситуаций одинаковы для стенда и стартов и составляют соответственно: азота низкого давления для средств пожаро- и взрывопредупреждения 1100 т, всего в системе хранилищ азота имеется 3100 т, азота высокого давления для аварийной продувки хвостового отсека ракеты 12 тонн, фреона для аварийной продувки отсеков ракеты 10т.
Суммарная наработка двигателя РД-0120 к началу стендовых испытаний 5С составила 48465 с, т.е. более чем в 3 раза превышала наработку двигателя SSME к началу испытаний стендовых ступеней "Спейс Шаттла".
Межведомственная экспертная комиссия по надежности и безопасности, проанализировав материалы, выдала заключение, что наземная экспериментальная отработка не окончена: не проведены испытания по отработке теплоизоляции и теплозащиты, газодинамики старта, продольной устойчивости, разделения блоков, прочности.
До пуска ракеты-носителя N6СЛ необходимо было завершить эти работы, окончить доводочные испытания двигателя РД-0120, завершить отработку узлов разделения блоков, отработать систему управления ракеты-носителя с модернизированной бортовой вычислительной машиной М6М, турбогенераторную систему электроснабжения, кислородную арматуру; провести на монтажно-заправочном и стартовом комплексах работы с ракетой 4МКС, огневые испытания пакета 6СЛ с макетом корабля МЛ-1 на стенде, выполнить комплекс работ по подтверждению прочности ракеты-носителя и выводимого объекта "Скиф-ДМ". Далее комиссия отмечала, что введение дополнительного опережающего пуска ракеты 6СЛ, который следует рассматривать как экспериментально-отработочный, является рациональным, так как позволяет более обстоятельно, чем на стенде проверить функционирование и взаимодействие всех блоков, систем и агрегатов ракеты-носителя в реальных условиях полета и тем самым получить дополнительные ценные экспериментальные данные для повышения надежности ракеты с орбитальным кораблем N1Л.
Комиссия также рекомендовала рассмотреть целесообразность пуска ракеты 6СЛ по баллистической траектории или проработать мероприятия, исключающие при пуске N6СЛ возможность падения аварийной ракеты на важные населенные пункты страны и на территории иностранных государств, в том числе за счет выбора трассы с наклонением 65╟ и разового выделения районов падения для блоков А и головного обтекателя.
Летные испытания ракеты 6СЛ были ориентированы на полет по трассе с азимутом пуска 63,5 градуса, обеспечивающей наклонение орбиты выведения 50,7 градуса. Использование трассы с этим наклонением было начато в 1964 г. при проведении пусков ракет-носителей 8К78 с лунными аппаратами Е-6, а затем носителей 11А511 с космическими кораблями "Союз" и "Прогресс". Начиная с 1967 г., эта трасса использовалась для пусков ракеты-носителя "Протон" с аппаратами для исследования Луны и Венеры, связных и навигационных систем. По этой трассе было проведено 4 экспериментальных пуска ракеты-носителя Н-1. Широкое использование трассы было обусловлено возможностью выведения максимального полезного груза для этой точки старта. К тому времени по этой трассе было проведено 110 пусков ракеты типа 11А511, из них 3 аварийных, и 145 пусков ракеты-носителя "Протон", из них 16 аварийных.
В результате анализа надежности пуска ракеты-носителя N6СЛ установлено, что при общей надежности ракеты 0,9 вероятности падения аварийной конструкции вдоль трассы составляют: в районе старта - 0,01, в районе падения блоков А - 0,003, в районе падения, отведенном для головного обтекателя, - 0,038, в акваторию Тихого океана - 0,016. Вероятность падения аварийной ракеты на остальные участки трассы составляет 0,033 и распределена по всем этим участкам равномерно. При этом, вероятность падения аварийной ракеты на территорию соседних государств (Монголии, Китая и Японии), над которыми частично проходит трасса, составляет 0,001444, 0,00086 и 0,00011 соответственно.


Возможные исходы пуска 6СЛ

В соответствии с рекомендацией Межведомственной экспертной комиссии рассмотрены другие варианты, не проходящие над территорией иностранных государств. Все рассмотренные варианты свелись к двум: первый - прямое выведение на орбиту с наклонением больше 55╟, второй вариант - применение бокового маневра на участке выведения. Все разновидности второго варианта оказались неприемлемыми из-за большого объема доработки и отработки бортового математического обеспечения системы управления ракеты-носителя "Энергия".
Из всех возможных вариантов трасс, не проходящих над территориями иностранных государств, оказалась приемлемой трасса с наклонением 65╟. Использование такой трассы было возможно, но приводило к снижению массы выводимого полезного груза на 5 т и требовало ряда дополнительных мер. Необходимо было установить ограничения по времени пусков. Дело в том, что в районе падения блоков А и головного обтекателя располагается место гнездовья розовых фламинго, поэтому с середины мая по август пуски проводить было нельзя. Использование трассы с этим наклонением требовал также пересчета всех программ траекторий, полетного задания и математической ориентации измерительных средств. Учитывая, что вероятность падения на территорию соседних государств была чрезвычайно мала, было принято решение проводить пуск 6СЛ по трассе с наклонением 50,7╟.
Оценка надежности ракеты 6СЛ велась по методике, разработанной промышленными и военными институтами расчетно-экспериментальным путем с использованием информации о надежности сборок, агрегатов и систем, входящих в ракету. Методика предусматривала оценку нижней доверительной границы вероятности безотказной работы ракеты с использованием принципа "слабого звена". Анализ совокупности данных показал, что наименьшее значение нижней границы вероятности безотказной работы (0,949) имеет связка агрегатов РД-0120, которая, таким образом, и была слабым звеном с точки зрения надежности. Точечная оценка вероятности безотказной работы ракеты 6СЛ составляла 0,9722, нижняя доверительная граница составляла 0,906 при доверительной вероятности 0,9, что удовлетворяло этапному уровню надежности 0,9 (при доверительной вероятности 0,9), установленному решением Совета главных конструкторов в сентябре 1986 г.



В плане повышения надежности предполагалось проведение огневых стендовых испытаний блока Ц. Однако проведение такого рода испытаний оказывает влияние на его надежность двояко: существуют факторы, повышающие надежность, и факторы, снижающие ее. Повышение надежности после проведения огневых испытаний ступени будет иметь место в случае выявления дефектов и их устранения. Приняв в качестве исходного значение надежности ракеты 6СЛ после проведения огневых испытаний как точечную оценку вероятности ее безотказной работы в полете, приращение надежности от проведения огневых испытаний составила бы 0,01.
К факторам, снижающим надежность после огневых испытаний, относятся: расходование запаса по ресурсу бортовых систем, внесение возможных дополнительных дефектов и повреждений в период после огневой проверки. Для связки из четырех двигателей РД-0120, как "слабого" звена, понижение надежности составило бы 0,008.
Таким образом, оценка изменения надежности ракеты 6СЛ от проведения огневых испытаний составила бы 0,002 в пользу этих испытаний. Эта разница имеет порядок, сравнимый с точностью используемых исходных данных, поэтому приращение надежности практически сводится на нет снижением надежности двигателей.
С целью систематического контроля достигнутой надежности ракеты-носителя "Энергия" в ходе летных испытаний устанавливались следующие этапные уровни: 6СЛ со "Скифом-ДМ" - 0,9, 1Л с орбитальным кораблем в непилотируемом варианте - 0,95, на начало пилотируемых полетов - 0,97 и к эксплуатационным работам - до 0,99. Это решение было утверждено Советом главных конструкторов.
Огневыми стендовыми испытаниями блока Ц ракеты 6СЛ предусматривалось выполнение ряда задач экспериментальной отработки ступени. Основные задачи были выполнены при проведении работ с экспериментальными образцами других блоков и ракет.
Проверка режимов захолаживания двигателей РД-170 и РД-0120 была проведена в полном объеме на автономных экспериментальных установках, заправочном образце 4М, стендовых ракетах типа 5С и стендовых блоках А. Проверки совместного функционирования систем ракеты с технологическим оборудованием и контрольно-проверочной аппаратурой стенда - старта были проведены полностью в ходе испытаний на этом стенде экспериментальных образцов ракеты 4М, 5С и 4МКС-Д. Комплексная отработка операций подготовки ракеты к огневому запуску была проведена на стендовых блоках А и стендовых ракетах с блоком Ц вариантов 5С, 4М и 4МКС-Д. Предварительная проверка работоспособности ракеты, ее систем и агрегатов при запуске, работе на режиме и включении была проведена на стендовых вариантах блока А и блока Ц - 5С, 4М. Опытные данные по характеристикам и взаимодействию систем и агрегатов в процессе огневых испытаний ступеней получены на отдельных экспериментальных установках, а также испытаниях стендовых вариантов блока А и блока Ц- 5С. В полном объеме эти характеристики могли быть получены только при проведении летных испытаний.
Опытные данные по динамическим, газодинамическим и тепловым нагрузкам, воздействующим на ракету, получены при проведении испытаний на экспериментальной установке ЭУ-360 - по пульсациям давления и при проведении огневых стендовых испытаний ступеней. Реальные вибрационные и другие виды нагрузок, связанные с работой двигателей, могли быть получены только при проведении летных испытаний. Эффективность системы дожигания не прореагировавшего водорода проверена полностью в ходе испытаний ракет 4М, 5С и 4МКС-Д, а также при первом огневом пуске ракеты 5С. Уточнение мероприятий по безопасности работ проведены на предыдущих ракетах 4М, 5С и 4МКС-Д, полностью проверка возможна только на штатной ракете типа 6СЛ.
Тем не менее головные заказчики настаивали на проведении предполетных огневых испытаний блока Ц. Идеология, связанная с обоснованием необходимости и целесообразности проведения огневых испытаний ракеты "Энергия", была изложена в докладной записке А.А.Максимова Председателю Государственной комиссии по военно-промышленным вопросам Ю.Д.Маслюкову в октябре 1986 г: "По результатам неудачного опыта начала летных испытаний ракеты-носителя Н-1 с многодвигательной установкой и успешных запусков ракет - носителей "Сатурн-5" ранее было принято решение о принципиальном изменении идеологии отработки ракет-носителей тяжелого и сверхтяжелого классов. Основным в этой идеологии является необходимость проведения огневых технологических испытаний каждой конкретной ракеты перед ее пуском по программе". Наши же доводы сводились к тому, что объем наземной экспериментальной отработки ракеты "Энергия" почти в 4 раза превышает объем отработки комплекса Н-1. К началу первого пуска ракеты-носителя Н-1 на двигателях первой ступени 11Д51 наработка составляла в сумме около 40 тыс. с, при этом были выявлены конструктивные дефекты, которые проявились и при летных пусках.
Наряду с этим, комплексным планом экспериментальной отработки предусматривалось проведение испытаний и к началу работ с ракетой N6СЛ фактически выполнены работы на 185 экспериментальных установках, прочность блока Ц отрабатывалась на 34 сборках в составе программы 2И. Отработка приборов, агрегатов и автоматики по программам конструкторско-доводочных испытаний, чистовых испытаний охватывала 368 позиций. Совет главных конструкторов подтвердил эффективность выполняемых работ.
Под отработку систем, узлов, агрегатов и ракеты-носителя "Энергия" в целом была задействована экспериментальная база, насчитывающая 232 стенда, одним из которых является универсальный комплекс стенд-старт. К октябрю 1986 г. проведено 8 огневых стендовых испытаний модульной части блока А и первой ступени ракеты "Зенит", 407 огневых испытаний двигателей первой ступени и 427 - второй. На стенд-старте были проведены девять циклов по отработке заправки блока Ц на ракете 4М и заправки пакета в целом на ракете 4МКС-Д, два огневых стендовых испытания блока Ц в составе ракеты 5С, проведены динамические испытания ракеты, отработана идеология системы безопасности и пожаро-взрывопредупреждения.
В ходе огневых испытаний стендовой ракеты 5С на универсальном стенд-старте были решены все задачи в объеме, необходимом для проведения опережающего пуска ракеты 6СЛ. Проведение огневых стендовых испытаний ракеты 6СЛ увеличит суммарную огневую наработку блока Ц только на 8 %.
В США для отработки водородных ступеней "Сатурна-5" были созданы два стенда большой мощности с тремя рабочими местами, что дало возможность совместить стендовую отработку ступеней с доводочными испытаниями двигателей J-2. К началу стендовых испытаний водородной ступени достигнутая наработка этого двигателя составила около 6000 с. Такая же идеология была заложена в программу наземной отработки маршевой двигательной установки "Спейс Шаттла". Суммарная наработка двигателей SSME перед началом стендовых испытаний ступени составляла 14300 с. Достигнутая наработка двигателей РД-0120 к октябрю 1986 г. - 63800 с. Но главный довод заключался в том, что у нас был только один стенд и в случае взрыва ракеты, вероятность которого все же составляла 4 %, ущерб нашему стендовому хозяйству и программе в целом был бы нанесен значительный. При пуске же этой ракеты по программе полета вероятность нанесения ущерба была ниже. При штатном полете уже на 30-й секунде ракета находится на высоте 2,5 км. Экспертные оценки длительности восстановительных работ - 2-3 года. Исходя из этих выводов мы настаивали на отходе от ошибочных, по моему мнению, канонов в экспериментальной отработке ракет сверхтяжелого класса.
Выбор стенд-старта в качестве стартовой площадки для первого пуска не случаен. В связи с тем, что заказчики настаивали на выполнении предполетных огневых испытаний, пуск ракеты без проведения этих испытаний считался конструкторским отработочным, поэтому его следовало производить со стенда, который считался принадлежностью так называемой промышленной зоны. Складывалась условная организационная ситуация, когда пуск должен был быть проведен промышленными организациями. Но от участия в проведении этого пуска военные не отказывались никогда. Были и другие доводы в пользу стенд-старта, их много и с этим все согласились. Поэтому стенд-старт открывал дорогу "Энергии".
Кроме всех запланированных нами работ по экспериментальному подтверждению надежности ракеты, велась доработка пневмогидравлических систем. Эта доработка вылилась в большую кропотливую работу переборки магистралей высокого давления.
Дело в том, что после автоматического прекращения пуска стендовой ракеты 5С при ее первом запуске, кроме медленного набора оборотов бустерного насоса двигателя РД-0120, выявилось падение давления гелия в управляющей магистрали. Падение давления было зафиксировано одновременно с прохождением команды на выключение двигателей. Произошла разгерметизация и утечка из ресиверов наземной системы газоснабжения гелия. Управление электро-пневмоклапанами ракеты стало невозможным. Слив компонентов топлива оказался проблематичным. Необходимо было искать обходной путь. Наши специалисты нашли выход. Но для осуществления перехода на обходную магистраль необходимо было произвести работы в "подстольном" помещении, то есть под заправленной ракетой. Бригада с одобрения госкомиссии и технического руководства поехала к ракете. Правда, один из бригады раздумал и не согласился выполнять столь опасную работу. Через 55 минут была подключена обходная магистраль, и резервные баллоны гелия высокого давления. ОД.Бакланов поблагодарил членов бригады и вручил каждому подарки, какие были возможны. Это был риск, но другого выхода не было. Позднее было обнаружено разрушение трубки из специальной стали...
Начались исследования причин разрушения, до перепроверок свойств стали и технологии изготовления труб. Практически все трубопроводы высокого давления на ракете 6СЛ были заменены. А в это время шла доработка двигателя РД-0120 на старте. Менялся бустерный насос впервые не в производственном помещении - отрабатывались в том числе ремонтные качества ракеты на старте.
На 15 мая 1987 г., к первому пуску ракеты-носителя "Энергия" N6СЛ, было испытано 148 двигателей РД-170 и 103 - РД-0120, 473 и 523 испытания двигателей соответственно. Достигнута суммарная наработка на двигателях РД-170 в секундах - 51845 и в ресурсах 346, на двигателях РД-0120 - 73891 и 154. Двигатели проходили испытания в составе стендовых блоков А (9 экземпляров) и блока Ц. Двигатели РД-170 к этому времени в полетном режиме отработали в составе первой ступени при 8 пусках ракет-носителей "Зенит". Подтверждена надежность двигателя РД-170, равная 0,991, и двигателя РД-0120, равная 0,985. При этом безаварийность составляла 0,995 и 0,99 соответственно.
Решением Совета главных конструкторов на основе анализа были установлены поэтапные уровни надежности двигателей, имея в виду двигательный цикл изготовления ракет "Энергия" по времени. Для двигателей РД-0120, предназначенных для стендовых испытаний блока Ц, на момент поставки надежность не хуже 0,97 и на начало стендовых испытаний 0,98, для летных образцов ракет 6СЛ и 1Л - 0,98 и 0,99 соответственно на момент поставки и испытаний. Для двигателей РД-170, поставляемых на ракеты 6СЛ и 1Л, - 0,99. Таким образом, установленные требования остались ниже реально достигнутых.
Последовательное приближение к этим уровням достигалось от одного вида отработок к другому. К январю 1985 г. было проведено 219 испытаний двигателей РД-170 с суммарной наработкой 19596 с, из них 91 испытание - с реализацией 100 % режима с наработкой 11014 с. 11 двигателей наработали 3 и более ресурсов, из них 6 двигателей по 4 ресурса, 2 двигателя - 5 ресурсов. В 1984 г. было проведено 84 испытания с наработкой суммарно 10600 с. На 4 октября 1988 г., к пуску ракеты-носителя "Энергия" N1Л, было испытано 186 двигателей РД-170 и 126 - РД-0120, проведено 618 огневых испытаний РД-170 и 635 - РД-0120. Достигнутая наработка составила 69579 с для РД-170 и 120454 с для РД-0120, в ресурсах - 464 и 251 соответственно. Подтверждена надежность 0,9975 двигателя РД-170 при безаварийности 0,998 и надежность 0,993 двигателя РД-0120 с безаварийностью 0,996.
Каждый двигатель РД-0120 для стендовых блоков Ц 5С, 5С-1 для летных 6СЛ, 1JI, 2Л были отработаны на суммарный ресурс 1670 с, в том числе контрольно-технологические испытания первого и второго этапов - 230 с, штатного применения - 480 с, остаточный гарантийный ресурс - 960 с, т.е. суммарный ресурс сверх технологических испытаний равен 3 штатным. На отдельных двигателях при отработке был достигнут ресурс до 6-8 штатных. Для дальнейшего увеличения ресурса необходима была доработка схемы двигателя и конструкции узла турбины.
Для ракеты NЗЛ с максимальным форсированием до 106 13 % по тяге двигатели прошли заключительные доводочные испытания первого этапа на ресурс 2000 с, в том числе контрольно-технологические испытания двух этапов 230 с, огневые технологические испытания 330 с, штатное использование 480 с, остаточный ресурс 960 с. Велась подготовка доведения ресурса до 2630 с. Увеличение кратности использования двигателей требовало, по экспертной оценке, двух-трех лет проведения работ по совершенствованию двигателя.
Одна из главных проблем была связана с ненадежной работой внешней системы электроснабжения комплекса. Внезапное падение напряжения и более опасные его всплески приводили к выходу из строя бортовых систем и технологического оборудования. Бортовые системы срочно дорабатывались - вводилась защита по питанию. Такого рода "исключительные события" происходили достаточно часто. Заместитель начальника полигона Николай Андреевич Борисюк ввел даже систему охраны высоковольтных линий и подстанций, открытых распределительных устройств.
Позднее были введены как гарантийные автономные источники электропитания на базе трех газотурбинных поездов, а также более совершенные системы гарантийного питания, обеспечивающие питание без разрыва.
С приближением окончания всех видов испытаний ракеты стал вопрос: освещать первый пуск средствами информации или нет. Мнения были разные. Одни считали целесообразным сделать телезрителей, радиослушателей и читателей участниками событий. Были и противники этого, в их числе и я. По опыту прошлой работы в конструкторском бюро "Южное", я знал, что при первом пуске, особенно при такой подготовке ракеты, будут замечания, неполадки, недоработки. Вести устранение замечаний, а может быть и доработку, на виду у всего мира - преждевременно. Это внесет нервозность в работу испытателей и всего боевого расчета. Возобладало последнее мнение. Руководство комиссии и промышленности были за трансляцию. Но, и кроме этого, при возникновении неисправности будут требовать немедленного ответа, по какой причине и какие принимаются решения. Дать ответ в режиме подготовки мы были не в состоянии, потому что таких бортовых и стендовых систем диагностики и анализа у нас на старте не было. Анализ же по рассмотрению зафиксированных телеметрических данных требует времени. Пример тому - пуск двигателей ракеты 5С. Хотя на рабочее место главному конструктору двигателя РД-0120 А.Д.Конопатову, В.С.Рачуку и их специалистам вывели на экран дисплея многие параметры двигателей, динамика изменения параметров не позволила их зрительно отследить и, тем более, дать заключение. Заключение по прекращению работы двигателей было дано через некоторое время. Вначале определили, что причина останова - двигательная установка, и только на следующий день была дана причина останова двигателя. Это был первый пуск. В банк данных в комплекс вычислительных машин ввести допустимые и недопустимые параметры и сформировать математическую модель отказов мы еще не имели возможности. Это будет впереди.
Пуск ракеты был назначен на 7 утра московского времени 15 мая. Фактически он состоялся в 22 часа московского времени. Часто спрашивали потом, после пуска, особенно иностранные корреспонденты, обозреватели и специалисты, почему пуск был проведен в ночное время. Логика их была неоспоримой. Исходя из безопасности, информативности и других причин, конечно, пуск в светлое время, если нет ограничений расчетного порядка, предпочтительнее.
Практически все участники подготовки к пуску ракеты, в том числе от предприятий промышленности, представителей министерств и Главного управления космических сил, стремились попасть на командный пункт стартового комплекса. Такого большого количества желающих быть свидетелями или участниками "таинства" подготовки и пуска ракеты существующее помещение даже не могло вместить. Начальником управления В.Е.Гудилиным и В.М.Караштиным, от нас, был составлен и утвержден состав боевого расчета. Правда, вне этого состава все же в различных помещениях находилось достаточно много народу.
Был организован запасной командный пункт на стартовом комплексе, где располагались ремонтно-восстановительные бригады "Прогресса" во главе с Н.С.Шураковым, ЗЭМа с Ю.И.Лыгиным, запасной операторский состав из числа офицеров. Там же О.Н.Шишкин по поручению О.Д.Бакланова "отвлекал" на себя всех высоких представителей министерств. Общее руководство полигонного обеспечения, в том числе и безопасности, аварийно-спасательными подразделениями, связи, боевым расчетом полигона было за начальником полигона генералом Ю.А.Жуковым. Юрий Аверкович, спокойный, деловой, скромный командир, был начальником полигона с 1983 г. В КБЮ мы знали его давно, еще командующим Смоленской ракетной армией.
Подготовка ракеты 6СЛ проводилась на технической позиции с 18 ноября 1986 г. (сборка пакета) и с 3 декабря 1986 г. по 21 января 1987 г. (комплексные проверки). Осуществлялась подготовка и проверка ракеты перед передачей эксплуатирующей организации для проведения штатной работы.
Проверки на технической позиции проводились в два этапа:
1 этап - "черновой" цикл с вводом в эксплуатацию системы автоматической проверки и отработкой эксплуатационной документации;
2 этап - "чистовой" цикл, в результате которого ракета была окончательно проверена.
Подготовка ракеты в монтажно-заправочном корпусе проводилась с 22 января по 10 февраля 1987 г.
Проведена установка твердотопливных двигателей увода, стыковка "Скифа-ДМ" с ракетой-носителем.
Подготовка комплекса к штатной работе на стенде-старте проводилась в три этапа в период с 11 февраля по 15 мая 1987 г.:
1 этап (с 11 февраля по 28 марта) - проводились комплексные проверки доработанных агрегатов и систем стенд-старта с ракетой, проверка дополнительных режимов проверок, замена технологических приборов "А" и ввод в эксплуатацию системы управления комплексом. Дополнительно проводились работы по проверке отвода площадок и ремонтно-восстановительные работы.
2 этап (с 17 по 28 марта) - проводился "черновой" цикл испытаний ракетного комплекса, включая проверку на электромагнитную совместимость радиосистем ракеты и "Скифа-ДМ".
3 этап (с 29 марта по 15 мая) - проводился "чистовой" цикл испытаний ракеты, устранение всех выявленных замечаний, включая доработку и замену технического полетного задания на штатное.
По прибытии ракеты 6СЛ на универсальный комплекс стенд-старт первыми были замечания из области замечаний, связанных со стыковкой электро- и пневмогидравлических соединений блока Я и стартового пускового сооружения. Вторая группа замечаний была связана с недостаточной влагозащищенностью ракеты и ненадежной герметизацией корпуса ракеты и желоба, в котором монтируется кабельная сеть по внешней поверхности корпуса ракеты. Это была целая исследовательская работа по изучению влияния влаги атмосферы в различных условиях - от февральских морозов и гололедиц до апрельских и майских весенних дождей - на стойкость конструкции. Проблема была преодолена.
В день подготовки ракеты 6СЛ и пуска первое замечание: падение управляющего давления в магистрали на входе в блок А первой ступени. Блок N30А. Причина была установлена. На разъемном стыке трубопровода были установлена не та прокладка. Дефект устранен, потеряно технологическое время подготовки ракеты к пуску. Второе замечание при подготовке: зависание тарели одного из клапанов на днище водородного бака. Были проведены вспомогательные операции, которые помогли клапану стать в рабочее положение. Конструкция клапана была исследована на стендах - изменены режимы работы этого клапана.
Был проведен анализ основных дефектов, выявленных в процессе подготовки к стендовым испытаниям блока Ц (5С) и пусковых испытаний ракеты 6СЛ. Обнаруженные дефекты связаны, в основном, с незавершенностью отработки элементов конструкции. Только 4 из 17 были связаны с нарушением технологического процесса изготовления и контроля блока Ц. Из всего перечня только четыре дефекта появились после команды "Главная":
- На блоке A N4 ракеты 6СЛ имела место повышенная погрешность обеспечения системой регулирования номинальных параметров по тяге - 2,4 %, по соотношению компонентов - 4,6 %. Повышенная погрешность была связана с заменой регулятора. Дефект связан с превышением ошибки настройки двигателя, обусловленной недостатками процесса контроля двигателя РД-170. При огневых технологических испытаниях блока этот дефект мог бы быть выявлен только при продолжительности испытаний более 40 с, т.е. необходимо было прохождение контрольной точки датчика уровня системы управления расходом топлива.
- На этом же блоке было зарегистрировано понижение температуры в хвостовом отсеке возле магистрали подвода окислителя к насосу двигателя в промежутке времени с 74,3-й по 84-ю секунду с -11 градусов до -93 ╟С. Причиной явилась негерметичность, вскрывшаяся в результате действий реальных циклических нагрузок. При ограниченном времени прохождения огневых технологических испытаний такого рода дефект не мог бы выявиться, но его проявление могло бы быть ускорено в полете с проведением огневых испытаний блока.
- На 40-140 с полета ракеты 6СЛ имело место повышение давления в полости между тоннельным каналом внутри водородного бака и магистральным трубопроводом подачи кислорода блока Ц выше допустимого до 0,3 атм. Это произошло из-за неоткрытия заглушек, установленных на выходе из этой полости. Огневыми испытаниями это бы не обнаружилось. Были реализованы другие конструктивные меры.
- Отказали три и имели недостоверные показания два датчика температуры системы аварийной защиты двигателей РД-0120. Дефект не требует проведения огневых испытаний. Приняты другие меры по качеству датчиков.
На всех этапах подготовки ракеты 6СЛ имели замечания по 50 приборов системы управления. Это было предметом особого рассмотрения коллегии министерства.