buran, shuttle buran program, energia, space shuttle, launcher energia, launcher, USSR, mriya, polyus, poliyus, energya, maks, bor-4, bor-5, bor-6, energia-buran, soviet rocket, space shuttle, soviet launcher, Буран, Энергия, plans, schematic, soviet, russian shuttle, russian space shuttle, USSRburan, shuttle buran program, energia, space shuttle, launcher energia, launcher, USSR, mriya, polyus, poliyus, energya, maks, bor-4, bor-5, bor-6, energia-buran, soviet rocket, space shuttle, soviet launcher, Буран, Энергия, plans, schematic, soviet, russian shuttle, russian space shuttle, USSR


Share
                                                         
This page was automatically translated,
it may contains errors.
Original version here.

Our answer to a call

Our answer "Челенджеру" was generated, only when in the USA its{his} start has been made. The substantiation of creation of each rocket complex Н-1 is known, that, УР-500 and Р56 per 1961-1966 in the basis contains the main thing: an opportunity of construction of orbital systems for conducting in space and from space of active operations, except for use of these rockets as ballistic for carry on intercontinental range of nuclear charges of the big capacity{power}. Bastings of use of such space systems were outline, aprioristic, however as a matter of fact it was the beginning of attraction in military strategic actions of near space. It was at that time already clear, that " military intrusion " into space inevitably. It was clear, that means not only for construction of orbital systems, but their service, preventive maintenance, restoration are necessary. The flying device which would allow to carry out operations of maintenance of functioning of global systems was necessary. It was clear also, that existence and efficiency of orbital system it is connected with the compelled{forced} application of nuclear technics{technical equipment}. First, as onboard energy carrier with the purpose of maintenance in all conditions of long-term stay in an on duty mode of orbital space vehicles of system. Secondly, as means of defeat of direct action or as приводного an energy source for the weapon created on new physical principles.
In the beginning of 1960th years the United States considered{examined} an opportunity of creation of antimissile system of space basing.
In Soviet Union there were works on creation of means of struggle against the American military satellites. On November, 1st, 1963 into an orbit has left "Полет-1", on April, 12th next year - "Полет-2" - prototypes of satellites-interceptors. On November, 1st, 1968 the space vehicle "Космос-252" has approached with a target "Космос-288" and has destroyed it{her}. On June, 18th, 1982 within the limits of doctrines of the Soviet nuclear forces two rockets 99-11 have started, the mobile rocket of average range 99-20 and from a submarine of a class "Delta" was started with a sea rocket. Two have been started up противоракеты and "Космос-1378" has amazed{struck} a space vehicle simulating the navigating satellite of the USA "Transit".
According to the Soviet experts requirements of construction, maintenance of functioning of fighting orbital system were answered completely with American "Shuttle". " The Space the Shuttle " has enabled the United States to create space bridge " Earth-SPACE-ºÑ¼½ ". Moreover, to "Shuttle" the qualities allowing it{him} to carry out not only have been given to operation on a conclusion of space vehicles in the set point, but also safe returning of a cargo from an orbit to the Earth. The estimation of the real operations made in space by means of " the Space of the Shuttle ", enables to approve{confirm}, that for usual devices repair in an orbit, than its{his} return to the Earth is more economic.
It was clear, that construction of an orbital grouping cannot be carried out suddenly. The global network with numerous devices in a circumterraneous orbit is under construction or the whole fleet of rockets of average carrying capacity or powerful rockets with the subsequent cultivation of devices on settlement points of a space web. But even with application of super-power rockets in real execution{performance} to manage in construction by two-three rockets it is impossible under known laws of mechanics. Therefore construction of multihardware system as long operation in an orbit has the boundary when the further escalating of quantity{amount} of devices will result{bring} at presence of means of detection of nuclear technics{technical equipment} in an orbit in a disputed situation of "duellists". This situation is dangerous, if other party{side} possesses the same sort technics{technical equipment}. Rhetorical covering of politicians in this case is not effective. Hypnotic action on the strong opponent is useless. This deadlock can be avoided if to divide{undresse} system into some parts which will enable to overcome prospective difficulties, building system stage by stage. For example, it is openly possible to build a communication system. As it{she} of double application it{she} can become and system of fighting management. The system of monitoring of the Earth will simply train for a new profession in system of supervision and целеуказания. In this scheme{plan} last stage there is only an accommodation of shock means. They can be named by politicians{policies; politics} "defensive" for calm of world community. But the conclusion disposable carriers{bearers} into an orbit, or at least in structure of two-three objects is possible{probable}. This means should possess exclusive quality of deducing{removing} out of operation in an extreme situation of the brain center of defense of the opponent. Defeat of control centres by defensive systems of the opponent is problematic, as the centers can be duplicated, protected. It is necessary to paralyse communication{connection} of the center with fighting means of retaliation. If it is possible, for some time the adversary in a "narcotic" condition cannot make retaliation. This main thing in strategy of an attack. What it for means? - Besides nuclear technics{technical equipment}.
The blast wave of seismic character or direct destroying action concerns to primary factors of nuclear explosion. Mechanical influence is parried simple фортификационной by protection of combat missiles, plus stability{resistance} of the rocket flight, plus its{her} shifts connected with speed of passage of an active site, that is with reduction of time of operated flight as most vulnerable site of a trajectory.
All logic of creation of combat missiles as we marked{celebrated} earlier, has been constructed on security and invulnerability in flight in conditions of nuclear influence. It was required to involve and factors of other sort. For example, influence by an electromagnetic impulse - ЭМИ. The such electro-radio-telecommunications is Most subject to influence. Influence should be sudden, capillaries of this "nervous" system are not closed yet. Certainly, there are means of protection here again, but from the point of view of effective means of suppression of the opponent suddenness - a trump card{map} of an attack. For realization of such certificate{act} corresponding{meeting} means are necessary.
The researches lead in institute of applied mechanics АН the USSR (now) have shown institute of a name of M.V.Keldysha, that " the Space the Shuttle " enables, carrying out maneuver of return with a floor - or одновитковой orbits on a line traditional by then which is passing{is taking place} from the south above Moscow and Leningrad, having made some decrease{reduction} - "dive", in their area to dump{reset} a nuclear charge and in aggregate with actions of other involved means to paralyse system of fighting management of Soviet Union. Researches have been lead by known scientists Y.G.Sikharulidze, D.E.Okhotsimskim. M.V.Keldysh on the basis of results of the analysis has directed the report to the Central Committee of the CPSU. Analysis as a result of which with L.I.Brezhnev's D.F.Ustinova's active support has made a decision on development of a complex of alternative measures with the purpose of maintenance of the guaranteed safety of the country took place. Soviet Union for that time had no the organizations of special purpose{assignment; destination} of type of American NASA. The head role in development of alternative means has been allocated{removed} to the Ministry of the general{common} mechanical engineering to which by then it was executed ten years. Head КБ became НПО "Energia", up to 1974 - ЦКБЭМ (ОКБ to S.P.Koroleva).
Минобщемаш and НПО "Energia" have accepted a call of America...
In May, 1974, having arrived on our current affairs in the Central Committee, I have casually met Valentine Petrovichem Glushko at the lift in an old building on the Old area. It{he} was at the Secretary general. " Congratulate: me have appointed{nominated} the general designer and general director ЦКБЭМ, now it will refer to " Research-and-production association of "Energia" " Мишина have removed{have taken off}. We shall do{make} new rockets. I always spoke, that Н-1 - an empty invention, " - almost a rapid speech, with shine in opinion of, have spoken Глушко.
Uncertainty of prospects royal КБ existed almost two years after closing development Н-1. In September, 1972 the "initiative" group of leading workers ОКБ has written the letter to the Central Committee with the offer on "strengthening" a management{manual} by development of royal design office. " Strengthening of a management{manual} " by old translation rules meant removal of present head V.P.Mishina. In the Central Committee and the Ministry it{he} was characterized negatively. Everything, even we in Dnepropetrovsk, understood, that become ripe organizational perturbations in it{this} КБ. V.P.Glushko's purpose{assignment; destination} for a royal place, by our estimation, had quite certain logic - the authority of the organization, especially in connection with a drama around Н-1 should be restored, the known designer who would put last point in destiny Н-1 was necessary and has opened due prospect to an advanced team. Some our wise men considered{counted}, that it is a transitive situation: Глушко will be in this organization, conditions is not stabilized yet, and development{manufacture} of prospect and the further destiny will depend on other forces.
It was known also, that Valentine Petrovich, after fourth failure{accident} Н-1 has addressed to L.I.Brezhnevu with the letter with destroying criticism of program Н-1. The Way out - creation of the carrier{bearer} on absolutely new basis. " Глушко dragged the super-power engine ", - so considered{counted} in our circles, not pressing in an essence of historical dispute. We had problems.
Anyhow, I have congratulated it{him}, not giving this event of especial value - whether a little that happens in a life. Глушко to it{this}, time 66 years, more recently, were executed. However, once at N.A.Pilyugina we made the next letter to the Secretary general about our offers on works Dnepropetrovsk КБ on behalf of V.F.Utkina who was at that time on range. Three fulfilled the text: N.A.Pilyugin, V.P.Glushko and I as the representative of our main designer. Finally the text has been edited also this document has played later the role. To me it was remembered two moments of this meeting.
In a small break between a formulation and printing of the text Valentine Petrovich has decided "to be kneaded". Having made some gymnastic exercises, have made two chairs and, опершись on their backs, has made "corner". To it{him} was then 65 years. I have been amazed{struck} by its{his} physical concentration. That it{he} watched{kept up} itself(himself), was appreciable all. Put on with иголочки and without backlog from a fashion unlike other main things, it is pure{clean}, tidy, watched{kept up} the speech but if swore with a venomous acuteness{witticism}.
The second moment is a lesson of a balanced diet. Nikolay Alekseevich Pilyugin has ordered to itself for a dinner three boiled potatoes and three glasses: one with the tea, the second with milk and empty - the third. In an empty glass it{he} has poured half of tea and there added milk. Having eaten a potato, slowly drank tea, and having ended{stopped}, repeated this operation with a following potato. Restrictions which Nikolay Alekseevich has established{installed} to itself, were generated, when to it{him} was about 55 years. It{he} was not the hermit and veins a full life as all the main designers. Once Пилюгин, having arrived for our anniversary - twenty-fifth anniversary КБ "Southern", on a banquet has come with a portfolio in which there were two bottles of milk. Has asked two glasses and, filling with their nonalcoholic liquid, clinked glasses and drank in beat sounded toasts. " The presidium " at once has noticed it, and have started to be distributed, as it always at us happens, unambiguous retorts. Пилюгин has silently taken an empty glass, has approached{suited} to a table of "presidium", has poured up to the top to cognac and, facing to everything, has silently drunk... More to it{him; them} never stuck. It{he} did{made} that to itself has established{installed}.
Its{His} one-year, Valentine Petrovich, has taken a piece of black bread, has smeared with oil{butter}, and on it{him} has put two slices of bacon and ate. My inquiring sight has answered: " Bacon in an organism does not give fat and is low-calorie, oil{butter} fills this lack. " The borshch and meat on the same level with all behind a table has eaten with приговоркой: " Boris Ivanovich, meat will not is - the seed will not be. "
Unique "old men". Young old men. Well, have appointed{nominated}, so have appointed{nominated} - then it especially did not mention{touch} us.
Later, when at V.P.Glushko concrete contacts to a leading top royal КБ (mutual relations, by the way, developed ambiguous) have begun, Nikolay Alekseevich somehow at itself in a cabinet{study} has expressed the attitude{relation} to purpose{assignment; destination} Глушко, having told: " you Know, Valentine in ракетчики has moved... What for to it{him} it?.. " Then outsets under V.P.Glushko's rocket projects already began.
With 1947 N.A.Pilyugin has begun work in institute of scientific research institute-85 with small, all in 30 person, collective above an independent control system of the first Soviet long-range missile. In a year it{she} has was tested. Then system engineering management of rocket Р-2, Р-5, Р-7 have followed.
The first computer, can be and primitive on modern concepts, has been established{installed} by it{him} at the automatic station " Луна-9 " which have made the first soft landing{planting} on the Moon. Under its{his} management{manual} control systems of spacecrafts and interplanetary stations, rockets "Zenith" and the fighting modern rockets which are till now being on arms were developed.
Nikolay Alekseevich - the contact person, at least, in relation to the accessory manufacturers. Loved the technics{technical equipment}, and stay at it{him} in the organization is frequent began that it{he} conducted in laboratory and showed the new development. Firm in the opinion, it{he} listened and considered opinion of experts. The institute later began to refer to НПО АП. Long time so-called "mail box" of the organization was registered under an index 1001. It{he} often laughed, calling the organization " institute of thousand and one night ". The remarkable person, but with original character. It{he} subsequently had not so good relations with Кузнецовым, Челомеем, Ryazan, the Sokolov. Some leading workers left the organization even with quarrel. Has abruptly managed with the first assistant. However, such displays in character were at many main and general designers. And to work with it{him} it was interesting.
I am personally grateful to Nikolay Alekseevichu for support of my dissertation. On protection Пилюгин has acted as colleague Yangelya, as the co-author of development of rockets "днепровского" directions. I understood, that the academician has arrived on protection far not because of me, and as апологет "минометного" start which was a theme of my dissertational work.
V.P.Glushko has come in ОКБ not with empty hands as it{he} told it itself. It{he} and group проектантов Химкинского impellent КБ have created a number{line} of rocket schemes{plans} which referred to РЛА - " rocket flying devices ". This abbreviation РЛА was born in 1930th years in Газодинамической laboratories when under direction of V.P.Glushko liquid rocket engines of series ОРМ - " the skilled rocket motor " there were developed. Last project of a rocket of the thirtieth years had index РЛА-100. The project has been developed per 1930-1932 the Rocket intended for vertical flights with a design altitude up to 100 km, starting weight of a rocket of 400 kg, draft of engines up to 3 т, time of their work 20 with. Now, in forty years, it was supposed to create rockets in weight more than two thousand tons which were under construction on distinct from Н-1 to a principle of block structure with minimally possible{probable} quantity{amount} of mid-flight engines of the big draft. The purpose of creation - realization of many space programs, including flights to planets.
By this time in royal КБ the program of piloted flights in circumterraneous space on the basis of achievements royal and челомеевской the organizations which till now are workers лошадками was stabilized. I mean "Union" and "Proton" - other rockets were not.
Глушко has offered the program of creation of rockets-carriers{-bearers} of the big weight for deducing{removing} into an orbit of the Earth of orbital stations, the organizations of interplanetary expeditions{dispatches} and creations of lunar bases. And superrocket Глушко with index РЛА consisted of blocks of six-meter diameter, components - oxygen and kerosene. It was entrusted to design structure of the royal organization to develop within one year on the basis of materials Глушко the uniform perspective program of creation of space systems and means of deducing{removing}.
With arrival in ОКБ-1 (ЦКБЭМ) V.P.Glushko under D.F.Ustinova's conductor's management{manual} formed association of the organizations entered at that time in a fashion-Научно-производственное association (НПО) "Energia".
To 1974 ЦКБЭМ included a number{line} of design, design complexes, the divisions supervising and developing control systems, agencies of a control system of rockets and space vehicles, telemetering systems, impellent installations:, ground complexes, complexes of new materials and technologies. The structure included also the Factory of experimental mechanical engineering, director - V.M.Klyucharev.
In НПО "Energia", except for design divisions and a factory in Подлипках, have entered КБ power mechanical engineering - глушковское КБ in Химках (the main designer of it{this} КБ became V.P.Radovsky), КБ the "Salute", formed in June, 1981 branch from челомеевского ОКБ, V.N.Chelomej has remained in Реутово. The general designer of "Salute" became D.A.Polukhin. Branch OKB-1 in Kuibyshev was formed as the independent organization on development of space vehicles of sounding of the Earth and from itself has allocated design office under direction of B.G.Penzina: D.I.Kozlov after drama history with Н-1 has refused to participate in development глушковской programs, having reserved conducting serial manufacturing Р-7. Thus powerful enough design bush was generated.
Some directions of design development led by the main designers have been formed: on multi-purpose heavy carriers{bearers}, reusable transport space systems, orbital stations, a lunar complex and the project "Union" - "Apollo". By then such organization of works for the large multiplane enterprises was recommended. The matrix structure in general was not new.
During works under the program of an intercontinental rocket "Atlas" firm " Конвэр " had been organized management of development on the basis of the linear system focused on a management{manual} by works under the separate project. This form of the organization was effective until all work has been concentrated to development within the limits of one system. With the advent of additional variants of rockets, and also uses of this rocket as the carrier{bearer} of space objects have arisen problems of a priority of systems which concentrated in functional control links. The management{manual} has applied a so-called "matrix" control system of development which enables constantly to supervise performance of separate programs. Under each program director is appointed{nominated}. Operating{working} through linear and auxiliary parts, director operates a course of works under the program.
It has appeared rational to organize management on the basis of projects. Participating in development within the limits of the project form the linear organization, allowing to solve problems{tasks} specific to the given project. It is designing, manufacture, bench and flights of test, maintenance of reliability, development of schedules of work, estimates, a management{manual} of accessory manufacturers. Divisions theoretical and applied researches, controls the finance, contracts will organize the work on principles of functional bodies. The personal responsibility is easy for defining{determining} in the system dealing with one project. When there are different projects, functions of one head become indistinct.
The organization of works on the basis of projects has appeared effective since each project head is really independent in a choice and definition of requirements to designing, manufacture and expansion of system. Dependence on the central management within the limits of the company remains only in such areas, as the finance, the account and labour attitudes{relations}.
When in organizational structure the paramount responsibility and corresponding{meeting} powers are assigned to heads of programs the primary goals of a management{manual} of the organization as a whole become planning, resources and coordination.
NASA has gone on a way of creation of control systems on the basis of target programs of works. A number{line} of laboratories and the bodies necessary for service of all programs and in various areas of a science and technics{technical equipment} has simultaneously been created.
The rational structure of any development should cover all stages and stages of creation of new technics{technical equipment}: preliminary researches, designing, designing, experimental check of decisions, manufacturing of pre-production models, tests and delivery in operation, start in manufacture, architectural supervision. The technical head of development, the project, the program should have the necessary rights and bear the responsibility at all stages of creation of technics{technical equipment}.
The technical head in defensive industries of Soviet Union was the main or general designer of development appointed{nominated} in coordination with the Central Committee the order of minister (for the main thing) or decision Совмина the USSR (for general). The rights, duties and the responsibility of the general designer were defined{determined} by decision Совмина.
Historically in Минобщемаше up to 1968 existed institute only the main designers. Exception - V.N.Chelomej. On the contrary, in Минавиапроме by tradition of military years to heads КБ the rank of the general designer, as a rule, was appropriated{given}.
In normal conditions the organization of development was conducted specialized КБ-head on a theme.
In 1970th years the method of a raising of a rank of usual leading designers giving of the name of the main things by it{him} on a theme, for example, main on разгонному to the block, main on a rocket began to get accustomed. Such "main things" worked in matrix structure and had in submission the minimal device, carrying out functions of the coordinator of works.
In 1975 КБ НПО of "Energia" has been completed release of technical offers within the limits of " the Complex space-rocket program ". The program provided creation unified of some rocket flying devices for landing piloted expedition{dispatch} to the Moon and creation of lunar base. Technical offers included also the basic constructive decisions of reusable systems. In technical offers the basic attention has been given to use of the reserve of rocket Н-1 created earlier{before} and - the main thing - starting полигонных constructions.
By results of consideration of the technical offer on joint scientific and technical advice{council} Minobshchemasha and Ministry of Defence A.G.Karas has insisted at protection of project НПО on creation of reusable space system. The similar conclusions have given the leading research institutes, offered{suggested} to create a complex similar to system " the Space the Shuttle ". The decision of Advice{Council} recommended, that " to exclude the possible{probable} technical and military suddenness connected with the advent of at the potential opponent of reusable transport space system " the Space the Shuttle " - essentially new mean of delivery to circumterraneous orbits and returnings to the Earth significant weights of payloads ", in project НПО of "Energia" to change приоритетность development in interests of Ministry of Defence, having highlighted necessity of creation of reusable space system of type " the Space the Shuttle ". In the end 1975 the second coil of iteration of the project has led to change of head volume of the project. There was a volume 1Б, " Reusable space system " Buran ".
The organization of development of rockets represented the certain difficulty. This direction of development, with association of the isolated divisions was entrusted to head I.N.Sadovskomu. Finally under direction of I.N.Sadovskogo the shape of the future space-rocket transport system which, on a plan, should become universal has been generated.
The rocket was represented as independent structure, and a payload - the orbital ship or any other space vehicle, or a platform. Unlike the American system, the rocket allowed to carry out start of space vehicles of various classes. " The Space the Shuttle " was only space plane with твердотопливными accelerators and a pendant fuel compartment In this scheme{plan} at equal starting weight the plane put into orbit a cargo three times smaller, than a classical rocket.
To universality of a complex has pushed an important episode of development. Accommodation of impellent installation of the second step by the orbital ship, as at " the Space of the Shuttle " was originally offered. However because of absence at that time in the country of the plane for transportation a manufacturer up to Baikonur, and the main thing, for working off in flights conditions of the orbital ship of significant weight, the orbital ship has been facilitated due to carry of engines on the central tank. Flights tests of the orbital ship were understood as horizontal flights of test (ГЛИ) at which as the American flights " the Space of the Shuttle " on " the Boeing-747 " it was planned to make dump of the ship from height of flight of the aviacarrier{aviabearer} for working off of free decrease{reduction} and maneuvering of the ship at landing{planting} to the Earth.
With carry of engines their quantity{amount} has increased for the central tank of a rocket from three up to four. The fourth - a hot reserve.
In a basis of fuel проектантами for the first step of the central block oxygen and kerosene, for the second - oxygen and hydrogen at once have been incorporated. The orbital ship was some smaller dimensions and weight. To 1976 the shape of the ship has come nearer to " the Space to the Shuttle ", the starting weight of a complex has increased, diameter of the central block, the number of lateral blocks from two has increased up to four. The initial design of "Buran" was practically defined{determined}.
During this period КБЮ it has been connected by close contact in development of a modular part of the block And with проектантами Глушко.
The divisions which have grouped around of I.N.Sadovskogo, conducted{order} design works both on a rocket, and on the orbital ship and a complex as a whole. Since 1976, within five years (up to 1981) Five variants of design schemes{plans} on the basis of initial have been worked. Works from the category of " design sweat " were conducted{ordered}. The orbital ship got forms and the maintenance{contents}, close to final. The rocket changed the structure from двухбакового the central block up to четырехбакового, and then again двухбакового, dimension and quantity{amount} of mid-flight engines varied, the parity{ratio} of steps and draft of engines was optimized, aerodynamic forms were improved, the system of parachute rescue of blocks has been entered And, propulsion jet engines by the orbital ship that enabled have been entered per 1976 to carry out deep maneuvering at landing{planting}. The design documentation was simultaneously developed, preparation of manufacture was conducted, the project on the adaptation of starts Н-1 and new start as stand-start was developed, the ideology of use of a born complex was developed. Were defined{determined}, that the developer of a glider of the orbital ship becomes Минавиапром. In general, huge work in a stage of becoming of a complex was conducted.
Inside of collective NPO " Energia " this work was conducted not unanimously. In an initial stage the group of "authorities" simply criticized this direction, not offering{suggesting} more rational way. Polemic from V.P.Glushko was conducted even in the offensive form for it{him}. One of leaders of these "authorities" on one of next "advice{councils}" in an emphasis has blurted out Глушко: " Unless you in a condition to generate the effective space program and to open a correct way to astronautics?.. " The essence of this tirade is stated once to me Глушко. Not having hesitated for a time in the chosen direction and not reacting on "gone too far" as named them Глушко, work went in a track of collective development.
However "gone too far" shook also collective. At next party conference Глушко as the General director and designer НПО of "Energia" under the order got{started} at that time should be selected{elected} in party committee of association. At voting has come to light, that position of the head was shaky - be voted against its{his} nominee little bit more, and it{he} would appear outside of collective. Efforts of " the gone too far authorities " were ощутимыми, but as it has appeared by results of, insufficient. Through short time the situation has changed in the best party{side}. "Authorities" have felt Valentine Petrovicha's firm hand.
However we shall return to chronology.

Studies НПО of "Energia" in 1975 have laid down in a basis of the governmental decisions. In February, 1976 the decision " About creation of reusable space system and perspective space complexes " is accepted. The reusable space system was provided " in structure of разгонной steps, the orbital plane, an interorbital tow - the ship, a complex of management by system, a стартово-landing and repair-regenerative complex and other ground means providing deducing{removing} into northeast orbits in height of 200 km of payloads in weight up to 30 т and returning from an orbit of cargoes up to 20т ".
The decision about creation of reusable space system and perspective space complexes has obliged Минобщемаш to provide on the basis of design and experimental works on basic elements of reusable system development per 1979-1980 with forces НПО of "Energia" of technical offers on perspective means of deducing{removing} of the space vehicles which are not conceding to similar means of deducing{removing} of the United States. It was planned by results of consideration of technical offers Минобщемашу together with Ministry of Defence both other interested ministries and departments to make when due hereunder offers on carrying out of the further works. It has been certain, that the head ministry on creation of reusable space system is Минобщемаш. The customer it is certain by Ministry of Defence.
Right after an output{exit} of governmental order НПО of "Energia", particularly chief of a department E.A.Dubinsky and its{his} assistant R.K.Ivanov together with P.V.ShCherbakovym, the representative from Ministry of Defence A.G.Karasya, have started development of тактико-technical requirements to reusable system. Within almost year the basic characteristics and demanded qualities of a complex which have hardly kept within some weighty books were settled.
Reusable space system " Energia " - "Buran" was created according to the requirement of "Customers" with the purpose:
- Complex counteraction to actions of the probable opponent on expansion of use of a space in the military purposes;
- Decisions of target problems{tasks} in interests of defense, a national economy and a science;
- Carrying out military-applied researches and experiments in maintenance of creation of greater{big} space systems with use of the weapon on known and new physical principles;
- Deducing{Removing} into orbits, service on them and returning to the ground of space vehicles, cosmonauts and cargoes.
According to the requirements incorporated in the task, the booster rocket and the orbital ship made a reusable space-rocket complex. The system should provide deducing{removing} into a basic orbit in height of 200 km and an inclination 51 ╟ payloads in weight not less than 30 т and returning to the Earth inside of a cargo compartment of the order 20 т. The weight of the payload deduced{removed} into a circumterraneous orbit with an inclination 97 ╟, should be not less than 16 т. Minimal time of preparation for repeated start-up should make no more than 20 days, including repair work-regenerative with application of blocks of the first step of an exchange collection. Многоразовость booster rockets and the orbital ship it was characterized by frequency rate of use of blocks of the first step not less than 10 times, the orbital ship - up to 100 times.
The design of blocks of the first step and systems entering into it{her} should be calculated on repeated use without переборки and replacements of the basic units and units. The residual resource of working capacity of devices, units and systems at the moment of last start-up should provide an opportunity of carrying out not less than five flights. Liquid engines of rocket blocks of the first and second steps should provide многоразовость applications at optimum энерговесовых characteristics and high reliability. The guarantee stock of working capacity on resources and number of inclusions over operational should be not less than three flights of resources.
Тактико-technical requirements have been approved{confirmed} on November, 8th at D.F.Ustinova. All the industrial ministries ordering managements by Ministry of Defence, the Academy of sciences of the USSR have signed this initial document. The outline sketch which became base for its{his} subsequent variants has been let out{has been released}. Geometrical and mass characteristics of a rocket and the orbital ship were defined{determined} all.
About the orbital ship. Under the scheme{plan} of division of works on creation of the orbital ship, the signed V.P.Glushko and Г.Е.Лозино-Лозинским and approved{confirmed} Минобщемашем and Минавиапромом in December, 1977, НПО "Lightning" - parent organization on creation of a glider as a whole of the orbital ship with turbojet impellent installation, life-support systems of crew and a thermal mode, a heat-shielding of the orbital ship, system of display of the information and other systems. In maintenance of it{this} "Lightning" develops aerodynamic configuration and requirements on centering the orbital ship on all sites of flight, the program of flight, logic of functioning of onboard systems of the orbital ship on sites of descent{release}, landing{planting} and at перегонах. The project has approved{confirmed} V.P.Glushko on December, 12th, 1976
By the decision of the same year also it has been certain, that the mid-flight engine of the first step will be РД-170 development КБ "Энергомаш" НПО "Energia" - Khimki. The modular part of the block And was entrusted to be developed КБ "Southern". It has been established{installed}, that flights of test of a rocket complex should begin in 1983
Hardly later by the March governmental order 1976 г, КБ "Southern" development of a booster rocket "Zenith" (11К77) with use as mid-flight same engine RD-170 was charged. Flights of test were recommended to be begun in second quarter 1979 Минавиапром became head on creation of a glider of the orbital ship, means of air transportation of large-sized designs, and also a landing complex with the necessary equipment. It was entrusted Минобщемашу and Минавиапрому to prepare in three-monthly term together with the interested ministries the list of the basic executors of works on creation of reusable system and to present its{his} commissions of Presidium of SM of the USSR on military-industrial questions for the statement. In same to year, in November, the decision of Military-industrial commission Sovmina had been approved{confirmed} the list of the basic executors of works on creation of a complex.
It is time to not create mess, to be defined{determined} with the name of the main components of reusable space system. The system in all governmental and design documents referred to "Buran", that, strictly speaking, mismatched universality of a complex. This name more corresponded{met} only to one variant of execution{performance} of system. It is known, that later, in 1987, Глушко a universal rocket has christened "Energia", and "Buran" has remained a nickname of the orbital ship. It is necessary to tell, the generalized name of a rocket and the ship "Buran" have created for us some difficulty and confusion. In the top circles of authority the estimation and criticism of a complex as "Buran" was conducted, the rocket was not allocated as independent system. As a result some characteristics, especially by ballistic opportunities, and cost estimations looked{appeared} for a rocket in unprofitable light for it{her}. On it{this} some "illiterate" oppositionists played the dark game. But about it{this} later. While we shall agree, that in the further statement of a material, not waiting when "Energia" become "Energia", we shall divide{undresse} names: a rocket are "Energia", the orbital ship - "Buran". In indexations of the Ministry of Defence since time of the statement of the тактико-technical project the reusable space complex became 1К11К25, a two-level booster rocket - 11К25, the orbital ship-11Ф35.
At creation of "Energia" and "Buran" there were combined efforts of hundreds design offices, factories, the research organizations, military builders, operational parts of space forces. Tens ministries and departments have organized work of the enterprises. The academy of sciences of the USSR and academy of union republics worked above the decision of problems of creation of a unique complex. In total in development participated more than 1200 organizations. Above creation of this system worked about one million person in all industries of Soviet Union.
Head developers and manufacturers of a booster rocket of "Energia":

- НПО "Energia", general designer V.P.Glushko, including a factory of experimental mechanical engineering (ЗЭМ), director A.A.Borisenko;
- НПО "Southern" - the developer of the block And, ballistic missiles of type "Space" (63С1, 65СЗ), "Cyclone" and "Zenith", ballistic missiles of the military order, small scientific satellites, general designer V.F.Utkin;
- A southern machine-building manufacturer of space-rocket systems of development КБ "Southern"; general director A.M.Makarov, with 1986-Л.Д.Кучма. Dnepropetrovsk, Ukraine;
- Куйбышевский a machine-building factory "Progress" - the manufacturer of blocks TS and I and the collector of all package of a booster rocket of "Energia" in territory of the cosmodrome Baikonur; factory manager A.A.Chizhov;
- Куйбышевское КБ (branch NPO " Energia "); main designer B.G.Penzin;
- НПО "Lightning" - the developer of the orbital ship-glider; the general director and main designer Г.Е.Лозино-Лозинский;
- НПО "Энергомаш" - the developer powerful oxygen-керосиновых engines RD-170; the general designer with 1974 V.P.Radovsky. The manufacturer - a factory "Энергомаш"; director S.P.Bogdanovsky;
- КБ "Химавтоматика" - the developer of engines RD-0120; main designer A.D.Konopatov, V.S.Rachuk, director of a manufacturer of G.V.Kostin. Voronezh, Russia;
- Scientific research institute of aviation instrument making - the developer of a control system of the orbital ship "Buran" and of some ballistic missiles, rockets-carriers{-bearers} of type "Zenith", "Proton", Н-1 and families of rockets of early development; general designer N.A.Pilyugin, then V.L.Lapygin;
- НПО "Electrodevice" - the developer of control systems of a booster rocket of "Energia" and of some rockets of fighting application; main designer V.G.Sergeev, A.G.Andryushchenko, now - Y.E.Ajzenberg, Kharkov, Ukraine;
- КБ the general{common} mechanical engineering - the developer of starting complexes, ground means of a booster rocket of "Energia" and of some rockets of development of S.P.Koroleva., M.K.Yangelya and V.N.Chelomeya; general designer V.P.Barmin;
- НПО "Spark" - head on твердотопливным to engines; supervised L.N.Lavrov's over development;
- ГИПХ - responsible{crucial} on components and maintenance of пожаро-explosion safety; director of institute of V.S.Gidaspov, assistant E.A.Sivolodsky, the organizer of experimental working off G.S.Potekhin;
- НПО "Composite" - leading institute on modern materials; director S.P.Polovnikov, assistant Y.G.Bushuev;
- НИИТМ, later НПО "Техномаш" - the head developer of the perfect{absolute} technology, director A.V.Kolupaev;
- The central institute of mechanical engineering (ЦНИИМаш) - the leading research institute of branch responsible{crucial} including on durability and dynamic characteristics, director Y.D.Mozzhorin;
- Scientific research institute of chemical mechanical engineering (НИИХимМаш) - head on carrying out огневых bench tests of blocks and a rocket on Baikonur, director Y.A.Korneev;
- НПО measuring technics{technical equipment} (НПО ИТ) - telemetering maintenance, director of institute of O.A.Sulimov;
- НПО "Криогенмаш" - on the cryogenic equipment, director V.P.Belyakov, N.E.Kurtashin;
- 50 ЦНИИ КС - on military-technical support of development, the chief of institute general I.V.Meshcheryakov;
- And, certainly, cosmodrome " Baikonur ", an army part 11284 on preparation and carrying out of flights of tests, the chief of range general Y.A.Zhukov.

The outline sketch of reusable space system has been considered{examined} by the Interdepartmental commission of experts into which representatives of leading research institutes of the industry entered, Ministry of Defence, academies of sciences of the Union and republics. In March, 1977 the project and the conclusion of the commission have been considered{examined} on incorporated scientific and technical advice{council} Minobshchemasha, Минавиапрома and a military council-technical of the Ministry of Defence. The project has been approved with some remarks. Advice{council} recommended to develop addition to the outline sketch.
In July, 1977 addition to the outline sketch has been let out{has been released}. The shape of a rocket has essentially exchanged. By results of researches of stability of flight of a rocket it has been lead aerodynamic перекомпоновка rockets. Basically it has concerned{touched} the central block. Diameter of the block of 8,2 m has been reduced up to 7,7, the length has increased for 7,9 m. Quantity{Amount} of tanks has changed up to four. The design with a consecutive arrangement of tanks was formed in such a manner that on an initial site of flight of a rocket the charge of components should be made from the bottom tanks, and by the end - from top. It is known reception in designing rockets. Such scheme{plan} with the charge from two cavities of tanks has consistently been realized in ОКБ-586, for example, in a design of rocket Р-14. But the main reason of division of the central block on two полублока was the compelled{forced} reduction of dimensions for maintenance of transportation with plane. It was supposed to transport the central block by plane ZM-T in special containers in two полублоках, naturally, separately.
The block And after introduction in a design of parachute means of landing{planting} has got in a nose and tail parts small aerodynamic planes for stabilization of the block in flight in the top layers of an atmosphere.
Addition to the outline sketch, as well as the previous projects, has passed{has taken place} examination, has been approved by Advice{Council} of the main designers and scientific and technical advice{council} Minobshchemasha.
In November of the same year there was a governmental order by which the basic stages of creation of reusable system have been approved{confirmed} and a number{line} of actions in maintenance of development is accepted. The same decision had been transferred{carried} the beginning of flights of tests of a booster rocket "Zenith" for the third quarter 1980, term of the beginning of flights of tests of "Buran" remained 1983 Carry of terms has been connected with a unsatisfactory condition of development of engine RD-170.
In December, 1977 the order of minister Obshchemasha the main designer of a theme "Buran" appoints{nominates} the first assistant to general designer I.N.Sadovsky with submission to it{him} of design divisions GKB NPO " Energia " on multi-purpose heavy carriers{bearers} which were headed earlier by Y.P.Kolyako; design divisions led by V.V.Simakinym; the Volga branch - main designer B.G.Penzin - and divisions on launching sites and a ground complex with the assistant to general designer A.P.Abramovym.
Structure NPO " Energia " approved{confirmed} by minister, into structure of association has entered КБ "Salute", main designer D.A.Polukhin.
Глушко and Устинов strengthened structure of parent organization.
In 1978 block TS has been returned to двухбаковой to a design, but diameter has remained 7,7 m, the length has decreased and there was even a little bit less variant a 1976 the Rocket came nearer on a design to a final variant. In ГКБ in March release of the contract design which has been completed by the end of the same year has begun.
In March, 1978 the government the decision has connected in addition factories for manufacturing units and units " Burans ". Numerous cooperation of developers and manufacturers was knocked together. However really work was conducted basically, around of engines of the first and second steps.
On range construction of a universal complex the stand-start and re-equipment of a starting complex has begun. On amount of works start actually should become new. There were газоходы, towers of service with shortening and stationary lateral uniform columns.
1979 ОКБ has let out{has released} addition to the contract design which, the truth, did not enter cardinal changes, some elements of blocks were specified And, a forward compartment of block TS and were entered твердотопливные engines of branch of blocks of the first step. Release of the design documentation has begun. Thus, in 1979 the shape of reusable system as a whole and booster rockets of "Energia" was generated close to final. On range construction of a landing complex of the orbital ship has begun. Expenses in it{this} to year reached{achieved} ощутимых the sizes - nearby 300 million rbl. the Industry and builders were developed{unwrapped}. In March, 1979 Voronezh КБ A.D.Konopatova the first огневое has lead test of oxygen-hydrogen engine RD-0120 for a mode of small draft with duration of work 4,58 with. Up to an absolute{a hundred-percent} mode there was a way in length to five years.
To 1981 annual charges have grown up to 600 million rbl.
On April, 12th, 1981, it is equal in twenty years after Y.A.Gagarina's flight, the first flight of the reusable ship " the Space the Shuttle " took place, "Colombia" with astronauts Дж has started. Young and R.Krippenom onboard. Advice{Council} of defense took place in June of the same year, ways of acceleration of works on "Buran" were considered{examined}. On July, 9th the first has been made successful огневой start-up of the mid-flight engine of the first step of "Buran". The way of achievement of the declared characteristics was outlined. In НПО "Energia" have been created service 16 on the basis of division of works and the responsibility: for a booster rocket and a complex as a whole the service 16, for the orbital ship - service 17 answered. The Center of coordination of works has been created. Its{his} Arthur Nikolaevich Ivannikov has headed. The group of an operative management{manual} in our ministry over which deputy minister O.N.Shishkin supervised has been organized. The importance of this group kept on authority, organizational and financial opportunities of the ministry. With its{her} help the structure of developers and the industrial organizations was specified. By the end 1981 1200 various organizations of design and industrial type were already totaled.
The mechanism of action of this group was not such complex{difficult}. The main designers of units, systems, complexes, having in the structure joint body of type of Advice{Council} of the main designers and a technical management{manual}, coordinated and coordinated{agreeed} the actions in a management{manual} of creative process of development, revealed necessity of the help for organizational and technical questions, aimed a management{manual} of the industry at necessity of stimulation of manufacturing of an equipment for carrying out of researches, experimental working off and flights of designs. Organizational problems which not in a condition were to solve this level, were transferred{carried} to the Center of coordination, in turn the Center bore{took out} a part, the truth essential, in Group of an operative management{manual}. The group, at default of its{her} decisions, represented Boards of the ministries organizational disorders for acceptance of corresponding{meeting} measures, down to disciplinary, because the ministry - unique body possessing by all necessary rights in system of the state management{manual} of activity of the organizations.
Bulkiness of such "simple" mechanism was directly proportional to volume of development. At ourselves in КБ "Southern", having less complex{difficult} structures, during creation we did without attraction of the device of the ministry, at least, in such direct kind as it was done{made} by Group of an operative management{manual}. КБ "Southern" together with Южмашем, playing a head role in development, closed on itself all other organizations. The ministry in this case represented itself as supervising body of top level. In system engineering type Н-1 and, naturally, "Buran" the ministry, penetrating into an essence of works and организуя them, actually became the body operating process of creation of a complex.
Considering, that in creation the allied ministries, tens republican participated some, and only 79 state controls, the decision of the Military-industrial commission had been created Interdepartmental coordination advice{council}. The governmental order chairman of Advice{Council} appointed{nominated} the head of the Ministry of the general{common} mechanical engineering as parent organization. Chairman up to 1983 was S.A.Afanasev, then O.D.Bakdanov, V.K.Doguzhiev and O.N.Shishkin. The structure of advice{council} included ministers of the head ministries, the deputy minister of defense on construction, the head of department of space forces of the Ministry of Defence, general and main designers, heads of the enterprises, militarians, scientific.
The general designer of "Buran" borrowed{occupied} any subordinated position in this structure. To us, in КБ "Southern", a part of these formations{educations}, sometimes it seemed, that V.P.Glushko is in almost indifferent condition. It was represented, that all turns by it{him}. Apparently, it did not confuse it{him}.
Sessions of Group of an operative management{manual} were conducted{ordered} sometimes the full working day: were considered{examined} up to thousand questions, the huge quantity{amount} of people took part{participated} In work, including representatives of the organizations almost from all Union. Gradually, is closer to end of experimental working off, activity of group faded.
Interdepartmental coordination advice{council} was spent, as a rule, on a place of events. During development of the documentation in parent organizations, after the beginning of construction and reconstruction of objects on range all structure periodically left to Baikonur. The heaviest, intense period was from the beginning 1982 when the full amount of works on "Buran" approached{suited} to the maximum. S.A.Afanasev organized and operated works впечатляюще. Its{his} powerful figure on a background of building constructions of the Universal complex the stand-start, a huge foundation ditch, unique systems forced to compare it{him} to the commander. In all ate, understood and demanded. No, yes "will pinch" Глушко. It is necessary to tell, that Valentine Petrovich did not droop from it{this}.
V.P.Glushko's such subordinated role surprised us, because general designer КБ questions such conducted "Southern" all itself, and before minister was responsible for a condition of works. However it was, probably, is inherent only such мастодонтам, as "Buran" and Н-1. In development КБ "Southern" there was no specially created interdepartmental advice{councils} - obviously, different scales of works. Yes we and understood, that on Н-1 and "Buran" without such system of a management{manual} will not manage.
The head role of the general designer of "Buran" was shown in the field of the decision of technical problems of creation of a complex - it{he} was chairman of Advice{Council} of the main designers who affirmed the order of minister. The structure of Advice{Council} included also directors of the industrial enterprises, representatives of the customer, scientists and representatives of the ministries. Advice{council} of the main things gathered on a regular basis once a week. Basically problems of the constructive plan were considered{examined} and discussed. To cancel the decision of Advice{Council} of the main things had nobody the rights. The responsibility for the made decision was carried{born} by the general designer. However there was a Scientific and technical advice{council} of the ministry which structure included the main designers of the leading organizations. This advice{council} was headed by minister. Any technical problem could be discussed with decision-making even contrary to the decision of Advice{Council} of the main designers. All is interconnected. There were decisions of separate heads of the administrative plan in the field of technics{technical equipment}, but it was already infringement of the developed ethics of mutual relations of heads and designers. Heads were free to assess decisions of "oppositional" main designers, "to press down" financing on carrying out of not approved works by them, but the main lever of management of designers were designers. Always among the main designers there were heterodoxes. The opinion around of the certain actions of the criticized main thing was created. The commissions, scientific and technical advice{councils} gathered. In most cases the will or the decision of the main thing suppressed from silent support of heads of top level by main designers.
After closing by the government of development Н-1 of work in the organization Queen on this complex were eradicated by again come general V.P.Glushko. Even the mention at it{him} about Н-1 did not pass{take place} completely. Глушко reacted sharply. The documentation, including design, has settled in the closed annals of storehouses. In the organization поскрипели-поскрипели in курилках also have broken off.
The main force which forced all to concern validly to General, is a force of "top". Valentine Petrovicha was supported{maintained} strong by D.F.Ustinov. How many appeared to address of Глушко curve smiles in corridors, with it{him} anybody and never entered into the open opposition. Disputes, and sharp enough, were at it{him} from V.P.Barminym, Г.Е.Лозино-Лозинским. S.A.Afanasev often "pressed down" Глушко on boards, but that always achieved the and lead up any question to the necessary decision. That he is an academician worked also, the general designer, a member of the Central Committee.


Original version of the text


Наш ответ на вызов

Наш ответ "Челенджеру" сформировался, только когда в США был произведен его запуск. Известно, что обоснование создания каждого ракетного комплекса Н-1, УР-500 и Р56 в 1961-1966 гг. в основе своей содержит главное: возможность построения орбитальных систем для ведения в космосе и из космоса активных боевых действий, кроме использования этих ракет как баллистических для переноса на межконтинентальную дальность ядерных зарядов большой мощности. Наметки использования такого рода космических систем были эскизными, априорными, однако по сути это было началом привлечения в военные стратегические действия ближнего космоса. В то время было уже ясно, что "военное вторжение" в космос неизбежно. Ясно было, что нужны средства не только для построения орбитальных систем, но их обслуживания, профилактики, восстановления. Нужен был летательный аппарат, который позволил бы осуществлять операции обеспечения функционирования глобальных систем. Ясно было также, что существование и эффективность орбитальной системы связана с вынужденным применением ядерной техники. Во-первых, как бортового энергоносителя с целью обеспечения во всех условиях долгосрочного пребывания в дежурном режиме орбитальных космических аппаратов системы. Во-вторых, как средство поражения прямого действия или как приводного источника энергии для оружия, создаваемого на новых физических принципах.
В начале 1960-х годов Соединенные Штаты рассматривали возможность создания противоракетной системы космического базирования.
В Советском Союзе шли работы по созданию средств борьбы с американскими военными спутниками. 1 ноября 1963 г. на орбиту вышел "Полет-1", 12 апреля следующего года - "Полет-2" - прототипы спутников-перехватчиков. 1 ноября 1968 г. космический аппарат "Космос-252" сблизился с мишенью "Космос-288" и уничтожил ее. 18 июня 1982 г. в рамках учений советских ядерных сил запустили две ракеты 99-11, мобильную ракету средней дальности 99-20 и с подводной лодки класса "Дельта" стартовала морская ракета. Были пущены две противоракеты и "Космос-1378" поразил космический аппарат, имитирующий навигационный спутник США "Транзит".
По оценке советских специалистов требованиям построения, обеспечения функционирования боевой орбитальной системы полностью отвечал американский "Челнок". "Спейс Шаттл" дал возможность Соединенным Штатам создать космический мост "Земля-Космос-Земля". Более того, "Челноку" были приданы качества, позволяющие ему осуществлять не только операции по выводу космических аппаратов в заданную точку, но и безопасного возвращения груза с орбиты на Землю. Оценка реальных операций, производимых в космосе с помощью "Спейс Шаттла", дает возможность утверждать, что для обычных аппаратов более экономичен ремонт на орбите, чем его возврат на Землю.
Было понятно, что построение орбитальной группировки не может быть осуществлено в одночасье. Глобальная сеть с многочисленными аппаратами на околоземной орбите строится или целым флотом ракет средней грузоподъемности или мощными ракетами с последующим разведением аппаратов по расчетным точкам космической паутины. Но даже с применением сверхмощных ракет в реальном исполнении обойтись в построении двумя-тремя ракетами невозможно по известным законам механики. Поэтому построение многоаппаратной системы как длительной операции на орбите имеет свой рубеж, когда дальнейшее наращивание количества аппаратов приведет при наличии средств обнаружения ядерной техники на орбите к конфликтной ситуации "дуэлянтов". Эта ситуация опасна, если другая сторона обладает такого же рода техникой. Риторическое прикрытие политиков в этом случае не эффективно. Гипнотическое действие на сильного противника бесполезно. Этого тупика можно избежать, если разделить систему на некоторые части, которые дадут возможность преодолеть предполагаемые трудности, строя систему поэтапно. Например, открыто можно строить систему связи. Поскольку она двойного применения, то она может стать и системой боевого управления. Система мониторинга Земли несложно переквалифицируется в систему наблюдения и целеуказания. В этой схеме последним этапом остается только размещение ударных средств. Они могут быть названы политиками "оборонительными" для успокоения мировой общественности. Но возможен вывод одноразовыми носителями на орбиту, или по крайней мере в составе двух-трех объектов. Это средство должно обладать исключительным качеством выведения из строя в чрезвычайной ситуации мозгового центра обороны противника. Поражение центров управления оборонительными системами противника проблематично, так как центры могут быть дублированы, защищены. Нужно парализовать связь центра с боевыми средствами ответного удара. Если это удается, то на некоторое время противная сторона в "наркотическом" состоянии не сможет произвести ответный удар. Это главное в стратегии нападения. Что это за средство? - Опять же ядерная техника.
К первичным факторам ядерного взрыва относится взрывная волна сейсмического характера или прямого разрушающего действия. Механическое воздействие парируемо простой фортификационной защитой боевых ракет, плюс стойкостью самой ракеты в полете, плюс ее ухищрениями, связанными со скоростью прохождения активного участка, то есть с уменьшением времени управляемого полета как наиболее уязвимого участка траектории.
Вся логика создания боевых ракет, как мы отмечали ранее, была построена на защищенности и неуязвимости в полете в условиях ядерного воздействия. Требовалось задействовать и факторы иного рода. Например, воздействие электромагнитным импульсом - ЭМИ. Наиболее подвержена воздействию такого рода электро-радио-телесвязь. Воздействие должно быть внезапным, пока не закрыты капилляры этой "нервной" системы. Безусловно, есть средства защиты и здесь, но с точки зрения эффективного средства подавления противника внезапность - козырная карта нападения. Для осуществления такого акта нужны соответствующие средства.
Исследования, проведенные в институте прикладной механики АН СССР (теперь институт имени М.В.Келдыша) показали, что "Спейс Шаттл" дает возможность, осуществляя маневр возврата с полу - или одновитковой орбиты по традиционной к тому времени трассе, проходящей с юга над Москвой и Ленинградом, сделав некоторое снижение - "нырок", в их районе сбросить ядерный заряд и в совокупности с действиями других привлеченных средств парализовать систему боевого управления Советского Союза. Исследования были проведены известными учеными Ю.Г.Сихарулидзе, Д.Е.Охоцимским. М.В.Келдыш на основе результатов анализа направил доклад в ЦК КПСС. Состоялся разбор, в результате которого с активной поддержкой Д.Ф.Устинова Л.И.Брежнев принял решение о разработке комплекса альтернативных мер с целью обеспечения гарантированной безопасности страны. Советский Союз на то время не располагал организациями специального назначения типа американского НАСА. Головная роль в разработке альтернативных средств была отведена Министерству общего машиностроения, которому к тому времени исполнилось десять лет. Головным КБ стало НПО "Энергия", до 1974 г. - ЦКБЭМ (ОКБ С.П.Королева).
Минобщемаш и НПО "Энергия" приняли вызов Америки...
В мае 1974 г., приехав по нашим текущим делам в ЦК, я случайно встретился с Валентином Петровичем Глушко у лифта в старом здании на Старой площади. Он был у Генсека. "Поздравьте: меня назначили генеральным конструктором и генеральным директором ЦКБЭМ, теперь оно будет называться "Научно-производственное объединение "Энергия"" Мишина сняли. Мы будем делать новые ракеты. Я всегда говорил, что Н-1 - пустая затея," - почти скороговоркой, с блеском в глазах, проговорил Глушко.
Неопределенность перспектив королевского КБ существовала почти два года после закрытия разработки Н-1. В сентябре 1972 г. "инициативная" группа ведущих работников ОКБ написала письмо в ЦК с предложением об "укреплении" руководства разработками королевского конструкторского бюро. "Укрепление руководства" по старым переводным правилам означало снятие нынешнего руководителя В.П.Мишина. В ЦК и Министерстве он характеризовался негативно. Все, даже мы в Днепропетровске, понимали, что назревают организационные пертурбации в этом КБ. Назначение В.П.Глушко на королевское место, по нашей оценке, имело вполне определенную логику - должен восстановиться авторитет организации, особенно в связи с драмой вокруг Н-1, нужен был известный конструктор, который поставил бы последнюю точку в судьбе Н-1 и открыл должную перспективу передовому коллективу. Некоторые наши мудрецы считали, что это - переходная ситуация: Глушко будет в этой организации, пока не стабилизируется обстановка, а выработка перспективы и дальнейшая судьба будут зависеть от других сил.
Было известно также, что Валентин Петрович, после четвертой аварии Н-1 обратился к Л.И.Брежневу с письмом с уничтожающей критикой программы Н-1. Выход из положения - создание носителя на совершенно новой основе. "Глушко протаскивал свой сверхмощный двигатель", - так считали в наших кругах, не вдаваясь в суть исторического спора. У нас были свои проблемы.
Так или иначе, я поздравил его, не придавая этому событию особенного значения - мало ли что бывает в жизни. Глушко к этому, времени, совсем недавно, исполнилось 66 лет. Правда, однажды у Н.А.Пилюгина мы составляли очередное письмо Генсеку о наших предложениях по работам Днепропетровского КБ по поручению В.Ф.Уткина, который был в то время на полигоне. Отрабатывали текст трое: Н.А.Пилюгин, В.П.Глушко и я как представитель нашего главного конструктора. В конечном счете текст был отредактирован и этот документ сыграл позднее свою роль. Мне запомнилось два момента этой встречи.
В небольшом перерыве между формулированием и печатанием текста Валентин Петрович решил "размяться". Сделав несколько гимнастических упражнений, составил два стула и, опершись на их спинки, сделал "уголок". Ему было тогда 65 лет. Я был поражен его физической собранностью. То, что он следил за собой, было заметно всем. Одевался с иголочки и без отставания от моды в отличие от других главных, чист, опрятен, следил за своей речью, но если ругался, то с язвительной остротой.
Второй момент - это урок рационального питания. Николай Алексеевич Пилюгин заказал себе на обед три отварных картошки и три стакана: один с чаем, второй с молоком и пустой - третий. В пустой стакан он перелил половину чая и туда же доливал молоко. Съев картошку, медленно пил чай, а окончив, повторял эту операцию со следующей картошкой. Ограничения, которые Николай Алексеевич установил себе, сформировались, когда ему было около 55 лет. Он не был затворником и жил полной жизнью как все главные конструкторы. Однажды Пилюгин, приехав на наш юбилей - двадцатипятилетие КБ "Южное", на банкет пришел с портфелем, в котором стояли две бутылки молока. Попросил два стакана и, заполняя их безалкогольной жидкостью, чокался и пил в ритме звучавших тостов. "Президиум" сразу же это заметил, и начали раздаваться, как это всегда у нас бывает, недвусмысленные реплики. Пилюгин молча взял пустой стакан, подошел к столу "президиума", налил доверху коньяку и, стоя перед всеми, молча выпил... Больше к нему никогда не приставали. Он делал то, что сам себе установил.
Его одногодок, Валентин Петрович, взял кусок черного хлеба, намазал маслом, а на него положил два кусочка сала и ел. На мой вопрошающий взгляд ответил: "Сало жиру в организме не дает и малокалорийно, масло восполняет этот недостаток." Борщ и мясо наравне со всеми за столом съел с приговоркой: "Борис Иванович, мясо есть не будете - семя не будет."
Уникальные "старики". Молодые старики. Ну что же, назначили, так назначили - тогда это нас особо не затрагивало.
Позднее, когда у В.П.Глушко начались конкретные контакты с ведущей верхушкой королевского КБ (взаимоотношения, кстати, складывались неоднозначные), Николай Алексеевич как-то у себя в кабинете выразил свое отношение к назначению Глушко, сказав: "Знаешь, Валентин-то в ракетчики подался... Зачем ему это?.." Тогда уже начинались завязки по ракетным проектам В.П.Глушко.
С 1947 г. Н.А.Пилюгин начал работу в институте НИИ-85 с небольшим, всего в 30 человек, коллективом над автономной системой управления первой советской ракеты дальнего действия. Уже через год она прошла испытания. Затем последовали разработки систем управления ракеты Р-2, Р-5, Р-7.
Первая вычислительная машина, может быть и примитивная по современным понятиям, была установлена им на автоматической станции "Луна-9", совершившей первую мягкую посадку на Луне. Под его руководством разрабатывались системы управления космических кораблей и межпланетных станций, ракеты "Зенит" и боевых современных ракет, до настоящего времени находящихся на вооружении.
Николай Алексеевич - контактный человек, по крайней мере, по отношению к своим смежникам. Любил свою технику, и часто пребывание у него в организации начиналось с того, что он вел в лаборатории и показывал свои новые разработки. Твердый в своем мнении, он слушал и учитывал мнение специалистов. Институт позднее стал называться НПО АП. Долгое время так называемый "почтовый ящик" организации числился под индексом 1001. Сам он часто смеялся, именуя свою организацию "институтом тысячи и одной ночи". Замечательный человек, но со своеобразным характером. У него впоследствии сложились не очень хорошие отношения с Кузнецовым, Челомеем, Рязанским, Соколовым. Некоторые ведущие работники уходили из организации даже с размолвкой. Круто обошелся со своим первым заместителем. Правда, такого рода проявления в характере были у многих главных и генеральных конструкторов. А работать с ним было интересно.
Лично я благодарен Николаю Алексеевичу за поддержку моей диссертации. На защите Пилюгин выступил как соратник Янгеля, как соавтор разработки ракет "днепровского" направления. Я понимал, что академик прибыл на защиту далеко не из-за меня, а как апологет "минометного" старта, который был темой моей диссертационной работы.
В.П.Глушко пришел в ОКБ не с пустыми руками, как он это рассказывал сам. Он и группа проектантов Химкинского двигательного КБ создали ряд ракетных схем, которые назывались РЛА - "ракетные летательные аппараты". Эта аббревиатура РЛА родилась еще в 1930-е годы в Газодинамической лаборатории, когда под руководством В.П.Глушко там разрабатывались жидкостные ракетные двигатели серии ОРМ - "опытный ракетный мотор". Последний проект ракеты тридцатых годов имел индекс РЛА-100. Проект был разработан в 1930-1932 гг. Ракета предназначалась для вертикальных полетов с расчетной высотой до 100 км, стартовая масса ракеты 400 кг, тяга двигателей до 3 т, время их работы 20 с. Теперь, через сорок лет, предполагалось создать ракеты массой более двух тысяч тонн, которые строились по отличному от Н-1 принципу блочной структуры с минимально возможным количеством маршевых двигателей большой тяги. Цель создания - реализация многих космических программ, в том числе и полетов к планетам.
К этому времени в королевском КБ стабилизировалась программа пилотируемых полетов в околоземный космос на базе достижений королевской и челомеевской организаций, которые до сих пор являются рабочими лошадками. Я имею в виду "Союз" и "Протон" - других ракет не было.
Глушко предложил программу создания ракет-носителей большой массы для выведения на орбиту Земли орбитальных станций, организации межпланетных экспедиций и создания лунных баз. Причем суперракета Глушко с индексом РЛА состояла из блоков шестиметрового диаметра, компоненты - кислород и керосин. Было поручено проектному составу королевской организации разработать в течение одного года на базе материалов Глушко единую перспективную программу создания космических систем и средств выведения.
С приходом в ОКБ-1 (ЦКБЭМ) В.П.Глушко под дирижерским руководством Д.Ф.Устинова образовалось входившее в то время в моду объединение организаций -Научно-производственное объединение (НПО) "Энергия".
К 1974 г. ЦКБЭМ включало в себя ряд проектных, конструкторских комплексов, подразделений, курирующих и разрабатывающих системы управления, исполнительные органы системы управления ракет и космических аппаратов, телеметрические системы, двигательные установки:, наземные комплексы, комплексы новых материалов и технологий. В структуру входил также Завод экспериментального машиностроения, директор - В.М.Ключарев.
В НПО "Энергия", кроме конструкторских подразделений и завода в Подлипках, вошли КБ энергетического машиностроения - глушковское КБ в Химках (главным конструктором этого КБ стал В.П.Радовский), КБ "Салют", образованное в июне 1981 года отделением от челомеевского ОКБ, В.Н.Челомей остался в Реутово. Генеральным конструктором "Салюта" стал Д.А.Полухин. Филиал ОКБ-1 в Куйбышеве образовался как самостоятельная организация по разработке космических аппаратов зондирования Земли и из себя выделил конструкторское бюро под руководством Б.Г.Пензина: Д.И.Козлов после драматической истории с Н-1 отказался участвовать в разработке глушковской программы, оставив за собой ведение серийного изготовления Р-7. Таким образом сформировался достаточно мощный конструкторский куст.
Было образовано несколько направлений конструкторских разработок во главе с главными конструкторами: по многоцелевым тяжелым носителям, многоразовым транспортным космическим системам, орбитальным станциям, лунному комплексу и проекту "Союз" - "Аполлон". К тому времени такая организация работ для крупных многоплановых предприятий была рекомендуемой. Матричная структура в общем была не новой.
В период работ по программе межконтинентальной ракеты "Атлас" фирмой "Конвэр" было организовано управление разработкой на основе линейной системы, ориентированной на руководство работами по отдельному проекту. Эта форма организации была эффективна до тех пор, пока вся работа была сосредоточена на разработке в рамках одной системы. С появлением дополнительных вариантов ракет, а также использования этой ракеты в качестве носителя космических объектов возникли проблемы приоритета систем, которые концентрировались в функциональных звеньях управления. Руководство применило так называемую "матричную" систему управления разработками, которая дает возможность постоянно контролировать выполнение отдельных программ. По каждой программе назначается директор. Действуя через линейные и вспомогательные звенья, директор управляет ходом работ по своей программе.
Оказалось рациональным организовывать управление на базе проектов. Участвующие в разработках в рамках проекта образуют линейную организацию, позволяющую решать специфические для данного проекта задачи. Это - проектирование, производство, стендовые и летные испытания, обеспечение надежности, разработки графиков работы, смет, руководство смежниками. Подразделения теоретических и прикладных исследований, органы управления финансами, договорами организуют свою работу на принципах функциональных органов. Личную ответственность нетрудно определить в системе, имеющей дело с одним проектом. Когда же появляются разные проекты, функции одного руководителя становятся расплывчатыми.
Организация работ на основе проектов оказалась эффективной, т.к. каждый руководитель проекта действительно самостоятелен в выборе и определении требований к проектированию, производству и развертыванию системы. Зависимость от центрального управления в рамках компании остается лишь в таких областях, как финансы, учет и трудовые отношения.
Когда в организационной структуре первостепенная ответственность и соответствующие полномочия возлагаются на руководителей программ, то основными задачами руководства организацией в целом становятся планирование, ресурсы и координация.
НАСА пошло по пути создания систем управления на основе целевых программ работ. Одновременно был создан ряд лабораторий и органов, необходимых для обслуживания всех программ и в различных областях науки и техники.
Рациональная структура любой разработки должна охватывать все этапы и стадии создания новой техники: предварительные исследования, проектирование, конструирование, экспериментальная проверка решений, изготовление опытных образцов, испытания и сдача в эксплуатацию, запуск в производство, авторский надзор. Технический руководитель разработки, проекта, программы должен иметь необходимые права и нести ответственность на всех этапах создания техники.
Техническим руководителем в оборонных отраслях промышленности Советского Союза являлся главный или генеральный конструктор разработки, назначавшийся по согласованию с ЦК приказом министра (для главного) или решением Совмина СССР (для генерального). Права, обязанности и ответственность генерального конструктора определялись постановлением Совмина.
Исторически в Минобщемаше до 1968 г. существовал институт только главных конструкторов. Исключение - В.Н.Челомей. Напротив, в Минавиапроме по традиции военных лет руководителям КБ, как правило, присваивалось звание генерального конструктора.
В нормальных условиях организация разработки велась специализированным КБ -головным по теме.
В 1970-е годы стал приживаться метод поднятия ранга обычных ведущих конструкторов приданием им наименования главных по теме, например, главный по разгонному блоку, главный по ракете. Такие "главные" работали в матричной структуре и имели в подчинении минимальный аппарат, осуществляя функции координатора работ.
В 1975 г. КБ НПО "Энергия" был завершен выпуск технических предложений в рамках "Комплексной ракетно-космической программы". Программа предусматривала создание унифицированного ряда ракетных летательных аппаратов для высадки пилотируемой экспедиции на Луну и создание лунной базы. Технические предложения включали в себя также основные конструктивные решения многоразовых систем. В технических предложениях основное внимание было уделено использованию созданного ранее задела ракеты Н-1 и - главное - стартовых полигонных сооружений.
По результатам рассмотрения технического предложения на совместном научно-техническом совете Минобщемаша и Минобороны А.Г.Карась настоял при защите проекта НПО на создании многоразовой космической системы. Аналогичные заключения дали головные институты, предлагавшие создать комплекс, аналогичный системе "Спейс Шаттл". Решением Совета предписывалось, чтобы "исключить возможную техническую и военную внезапность, связанную с появлением у потенциального противника многоразовой транспортной космической системы "Спейс Шаттл" - принципиально нового технического средства доставки на околоземные орбиты и возвращения на Землю значительных масс полезных грузов", в проекте НПО "Энергия" поменять приоритетность разработок в интересах Минобороны, выдвинув на первый план необходимость создания многоразовой космической системы типа "Спейс Шаттл". В конце 1975 г. второй виток итерации проекта привел к изменению головного тома проекта. Появился том 1Б, "Многоразовая космическая система "Буран".
Организация разработки ракет представляла определенную трудность. И.Н.Садовскому было поручено возглавить это направление разработки, с объединением разрозненных подразделений. В конечном счете под руководством И.Н.Садовского был сформирован облик будущей ракетно-космической транспортной системы, которая, по замыслу, должна была стать универсальной.
Ракета представлялась как самостоятельная структура, а полезный груз - орбитальный корабль или любой другой космический аппарат, или платформа. В отличие от американской системы, ракета позволяла осуществлять запуск космических аппаратов различных классов. "Спейс Шаттл" был лишь космическим самолетом с твердотопливными ускорителями и подвесным топливным отсеком В этой схеме при равной стартовой массе самолет выводил на орбиту груз в три раза меньший, чем классическая ракета.
К универсальности комплекса подтолкнул немаловажный эпизод разработки. Первоначально предлагалось размещение двигательной установки второй ступени на орбитальном корабле, как у "Спейс Шаттла". Однако из-за отсутствия в то время в стране самолета для транспортировки с завода-изготовителя до Байконура, а главное, для отработки в летных условиях орбитального корабля значительной массы, орбитальный корабль был облегчен за счет переноса двигателей на центральный бак. Под летными испытаниями орбитального корабля понимались горизонтальные летные испытания (ГЛИ), при которых по типу американских полетов "Спейс Шаттла" на "Боинге -747" планировалось производить сброс корабля с высоты полета авианосителя для отработки свободного снижения и маневрирования корабля при посадке на Землю.
С переносом двигателей на центральный бак ракеты увеличилось их количество с трех до четырех. Четвертый - горячий резерв.
В основе топлива проектантами сразу были заложены для первой ступени центрального блока кислород и керосин, для второй - кислород и водород. Орбитальный корабль был несколько меньших габаритов и массы. К 1976 г. облик корабля приблизился к "Спейс Шаттлу", увеличилась стартовая масса комплекса, диаметр центрального блока, число боковых блоков с двух увеличилось до четырех. Практически определилась исходная конструкция "Бурана".
В этот период КБЮ было связано тесным контактом в разработке модульной части блока А с проектантами Глушко.
Подразделения, сгруппировавшиеся вокруг И.Н.Садовского, вели проектные работы как по ракете, так и по орбитальному кораблю и комплексу в целом. Начиная с 1976 г., в течение пяти лет (до 1981 г.) были проработаны пять вариантов конструкторских схем на базе исходной. Велись работы из разряда "проектного пота". Орбитальный корабль приобретал формы и содержание, близкие к конечным. Ракета меняла свою структуру от двухбакового центрального блока до четырехбакового, а затем вновь двухбакового, менялись размерность и количество маршевых двигателей, оптимизировалось соотношение ступеней и тяга двигателей, облагораживались аэродинамические формы, была введена система парашютного спасения блоков А, были введены в 1976 г. воздушно-реактивные двигатели на орбитальном корабле, что давало возможность осуществлять глубокое маневрирование при посадке. Одновременно разрабатывалась конструкторская документация, велась подготовка производства, разрабатывался проект по приспособлению стартов Н-1 и нового старта как стенда-старта, разрабатывалась идеология использования рождающегося комплекса. Определялись, что разработчиком планера орбитального корабля станет Минавиапром. В общем, велась огромная работа в стадии становления комплекса.
Внутри коллектива НПО "Энергия" эта работа велась не единодушно. В начальной стадии группа "авторитетов" просто критиковала это направление, не предлагая более рационального пути. Полемика с В.П.Глушко велась даже в оскорбительной для него форме. Один из лидеров этих "авторитетов" на одном из очередных "советов" в упор выпалил Глушко: "Разве Вы в состоянии сформировать эффективную космическую программу и открыть безошибочный путь в космонавтике?.." Суть этой тирады изложена однажды мне самим Глушко. Не поколебавшись в выбранном направлении и не реагируя на "зарвавшихся", как называл их Глушко, работа шла в колее коллективной разработки.
Однако "зарвавшиеся" раскачивали и коллектив. На очередной партийной конференции Глушко как Генеральный директор и конструктор НПО "Энергия" по заведенному в то время порядку должен был быть избран в партийный комитет объединения. При голосовании выявилось, что положение руководителя было шатким - будь проголосовавших против его кандидатуры немного больше, и он оказался бы вне коллектива. Усилия "зарвавшихся авторитетов" были ощутимыми, но, как оказалось по результатам, недостаточными. Через короткое время ситуация изменилась в лучшую сторону. "Авторитеты" почувствовали твердую руку Валентина Петровича.
Однако вернемся к хронологии.

Проработки НПО "Энергия" в 1975 г. легли в основу правительственных решений. В феврале 1976 г. принимается постановление "О создании многоразовой космической системы и перспективных космических комплексов". Многоразовая космическая система предусматривалась "в составе разгонной ступени, орбитального самолета, межорбитального буксира - корабля, комплекса управления системой, стартово-посадочного и ремонтно-восстановительного комплекса и других наземных средств, обеспечивающих выведение на северо-восточные орбиты высотой 200 км полезных грузов весом до 30 т и возвращения с орбиты грузов до 20т".
Постановление о создании многоразовой космической системы и перспективных космических комплексов обязало Минобщемаш обеспечить на основе проектных и экспериментальных работ по основным элементам многоразовой системы разработку в 1979-1980 гг. силами НПО "Энергия" технических предложений по перспективным средствам выведения космических аппаратов, не уступающих аналогичным средствам выведения Соединенных Штатов. Планировалось по результатам рассмотрения технических предложений Минобщемашу совместно с Минобороны и другими заинтересованными министерствами и ведомствами внести в установленном порядке предложения о проведении дальнейших работ. Было определено, что головным министерством по созданию многоразовой космической системы является Минобщемаш. Заказчиком определено Минобороны.
Сразу после выхода постановления правительства НПО "Энергия", конкретно начальник отдела Е.А.Дубинский и его заместитель Р.К.Иванов совместно с П.В.Щербаковым, представителем от Минобороны А.Г.Карася, приступили к разработке тактико-технических требований к многоразовой системе. В течение почти года утрясались основные характеристики и требуемые качества комплекса, которые еле уложились в несколько увесистых книг.
Многоразовая космическая система "Энергия"-"Буран" создавалась согласно требованию "Заказчиков" с целью:
- комплексного противодействия мероприятиям вероятного противника по расширению использования космического пространства в военных целях;
- решения целевых задач в интересах обороны, народного хозяйства и науки;
- проведения военно-прикладных исследований и экспериментов в обеспечение создания больших космических систем с использованием оружия на известных и новых физических принципах;
- выведения на орбиты, обслуживания на них и возвращения на землю космических аппаратов, космонавтов и грузов.
В соответствии с требованиями, заложенными в задании, ракета-носитель и орбитальный корабль составляли многоразовый ракетно-космический комплекс. Система должна обеспечивать выведение на опорную орбиту высотой 200 км и наклонением 51╟ полезных грузов массой не менее 30 т и возвращение на Землю внутри грузового отсека порядка 20 т. Масса полезного груза, выводимого на околоземную орбиту с наклонением 97╟, должна быть не менее 16 т. Минимальное время подготовки к повторному пуску должно было составлять не более 20 сут., включая ремонтно-восстановительные работы с применением блоков первой ступени из обменного фонда. Многоразовость ракеты-носителя и орбитального корабля характеризовалась кратностью использования блоков первой ступени не менее 10 раз, орбитального корабля - до 100 раз.
Конструкция блоков первой ступени и входящих в нее систем должна быть рассчитана на многократное использование без переборки и замены основных узлов и агрегатов. Остаточный ресурс работоспособности приборов, агрегатов и систем на момент последнего пуска должен обеспечивать возможность проведения не менее пяти полетов. Жидкостные двигатели ракетных блоков первой и второй ступеней должны обеспечивать многоразовость применения при оптимальных энерговесовых характеристиках и высокой надежности. Гарантийный запас работоспособности по ресурсам и числу включений сверх эксплуатационного должен быть не менее трех летных ресурсов.
Тактико-технические требования были утверждены 8 ноября у Д.Ф.Устинова. Все промышленные министерства, заказывающие управления Минобороны, Академия наук СССР подписали этот исходный документ. Был выпущен эскизный проект, который стал базовым для последующих его вариантов. Определились все геометрические и массовые характеристики ракеты и орбитального корабля.
Об орбитальном корабле. По схеме разделения работ по созданию орбитального корабля, подписанной В.П.Глушко и Г.Е.Лозино-Лозинским и утвержденной Минобщемашем и Минавиапромом в декабре 1977 г., НПО "Молния" - головная организация по созданию планера в целом орбитального корабля с турбореактивной двигательной установкой, системами жизнеобеспечения экипажа и теплового режима, теплозащиты орбитального корабля, системы отображения информации и других систем. В обеспечение этого "Молния" разрабатывает аэродинамическую компоновку и требования по центровке орбитального корабля на всех участках полета, программу полета, логику функционирования бортовых систем орбитального корабля на участках спуска, посадки и при перегонах. Проект утвердил В.П.Глушко 12 декабря 1976 г.
Постановлением этого же года было также определено, что маршевым двигателем первой ступени будет РД-170 разработки КБ "Энергомаш" НПО "Энергия" - Химки. Модульную часть блока А поручалось разработать КБ "Южное". Было установлено, что летные испытания ракетного комплекса должны начаться в 1983 г.
Чуть позднее мартовским постановлением правительства 1976 г, КБ "Южное" поручалась разработка ракеты-носителя "Зенит" (11К77) с использованием в качестве маршевого того же двигателя РД-170. Летные испытания предписывалось начать во втором квартале 1979 г. Минавиапром становился головным по созданию планера орбитального корабля, средств воздушной транспортировки крупногабаритных конструкций, а также посадочного комплекса с необходимым оборудованием. Было поручено Минобщемашу и Минавиапрому подготовить в трехмесячный срок совместно с заинтересованными министерствами перечень основных исполнителей работ по созданию многоразовой системы и представить его комиссии Президиума СМ СССР по военно-промышленным вопросам для утверждения. В этом же году, в ноябре, решением Военно-промышленной комиссии Совмина был утвержден перечень основных исполнителей работ по созданию комплекса.
Пора, чтобы не создавать путаницы, определиться с наименованием главных составных частей многоразовой космической системы. Система во всех правительственных и проектных документах называлась "Буран", что, строго говоря, не соответствовало универсальности комплекса. Это наименование более соответствовало только одному варианту исполнения системы. Известно, что позднее, в 1987 г., Глушко универсальную ракету окрестил "Энергией", а "Буран" остался кличкой орбитального корабля. Надо сказать, обобщенное имя ракеты и корабля "Буран" создали для нас некоторую трудность и неразбериху. В верхних кругах власти велась оценка и критика комплекса как "Бурана", ракета не выделялась как самостоятельная система. В результате некоторые характеристики, особенно по баллистическим возможностям, и стоимостные оценки выглядели для ракеты в невыгодном для нее свете. На этом некоторые "безграмотные" оппозиционеры играли свою темную игру. Но об этом позднее. Пока договоримся, что в дальнейшем изложении материала, не дожидаясь, когда "Энергия" станет "Энергией", разделим наименования: ракета - это "Энергия", орбитальный корабль - "Буран". В индексациях Министерства обороны со времени утверждения тактико-технического задания многоразовый космический комплекс стал 1К11К25, двухступенчатая ракета-носитель - 11К25, орбитальный корабль -11Ф35.
При создании "Энергии" и "Бурана" были объединены усилия сотен конструкторских бюро, заводов, научно-исследовательских организаций, военных строителей, эксплуатационных частей космических сил. Десятки министерств и ведомств организовали работу предприятий. Академия наук СССР и академии союзных республик работали над решением проблем создания уникального комплекса. Всего в разработке участвовало более 1200 организаций. Над созданием этой системы работали около миллиона человек во всех отраслях промышленности Советского Союза.
Головные разработчики и изготовители ракеты-носителя "Энергия":

- НПО "Энергия", генеральный конструктор В.П.Глушко, в том числе завод экспериментального машиностроения (ЗЭМ), директор А.А.Борисенко;
- НПО "Южное" - разработчик блока А, баллистических ракет типа "Космос" (63С1, 65СЗ), "Циклон" и "Зенит", баллистических ракет военного заказа, малых научных спутников, генеральный конструктор В.Ф.Уткин;
- Южный машиностроительный завод - изготовитель ракетно-космических систем разработки КБ "Южное"; генеральный директор А.М.Макаров, с 1986 г. -Л.Д.Кучма. Днепропетровск, Украина;
- Куйбышевский машиностроительный завод "Прогресс" - изготовитель блоков Ц и Я и сборщик всего пакета ракеты-носителя "Энергия" на территории космодрома Байконур; директор завода А.А.Чижов;
- Куйбышевское КБ (филиал НПО "Энергия"); главный конструктор Б.Г.Пензин;
- НПО "Молния" - разработчик орбитального корабля-планера; генеральный директор и главный конструктор Г.Е.Лозино-Лозинский;
- НПО "Энергомаш" - разработчик мощных кислородно-керосиновых двигателей РД-170; генеральный конструктор с 1974 г. В.П.Радовский. Изготовитель - завод "Энергомаш"; директор С.П.Богдановский;
- КБ "Химавтоматика" - разработчик двигателей РД-0120; главный конструктор А.Д.Конопатов, В.С.Рачук, директор завода-изготовителя Г.В.Костин. Воронеж, Россия;
- НИИ авиационного приборостроения - разработчик системы управления орбитального корабля "Буран" и ряда баллистических ракет, ракет-носителей типа "Зенит", "Протон", Н-1 и семейства ракет ранних разработок; генеральный конструктор Н.А.Пилюгин, затем В.Л.Лапыгин;
- НПО "Электроприбор" - разработчик систем управления ракеты-носителя "Энергия" и ряда ракет боевого применения; главный конструктор В.Г.Сергеев, А.Г.Андрющенко, в настоящее время - Я.Е.Айзенберг, Харьков, Украина;
- КБ общего машиностроения - разработчик стартовых комплексов, наземных технических средств ракеты-носителя "Энергия" и ряда ракет разработки С.П.Королева., М.К.Янгеля и В.Н.Челомея; генеральный конструктор В.П.Бармин;
- НПО "Искра" - головное по твердотопливным двигателям; руководил разработкой Л.Н.Лавров;
- ГИПХ - ответственный по компонентам и обеспечению пожаро-взрывобезопасности; директор института В.С.Гидаспов, заместитель Е.А.Сиволодский, организатор экспериментальной отработки Г.С.Потехин;
- НПО "Композит" - ведущий институт по современным материалам; директор С.П.Половников, заместитель Ю.Г.Бушуев;
- НИИТМ, позднее НПО "Техномаш" - головной разработчик совершенной технологии, директор А.В.Колупаев;
- Центральный институт машиностроения (ЦНИИМаш) - головной институт отрасли, ответственный в том числе по прочности и динамическим характеристикам, директор Ю.Д.Мозжорин;
- НИИ химического машиностроения (НИИХимМаш) - головной по проведению огневых стендовых испытаний блоков и ракеты на Байконуре, директор Ю.А.Корнеев;
- НПО измерительной техники (НПО ИТ) - телеметрическое обеспечение, директор института О.А.Сулимов;
- НПО "Криогенмаш" - по криогенному оборудованию, директор В.П.Беляков, Н.Е.Курташин;
- 50 ЦНИИ КС - по военно-техническому сопровождению разработки, начальник института генерал И.В.Мещеряков;
- и, конечно, космодром "Байконур", войсковая часть 11284 по подготовке и проведению летных испытаний, начальник полигона генерал Ю.А.Жуков.

Эскизный проект многоразовой космической системы был рассмотрен Межведомственной экспертной комиссией, в которую входили представители головных институтов промышленности, Минобороны, академий наук Союза и республик. В марте 1977 г. проект и заключение комиссии были рассмотрены на объединенном научно-техническом совете Минобщемаша, Минавиапрома и военно-технического совета Министерства обороны. Проект был одобрен с некоторыми замечаниями. Совет рекомендовал разработать дополнение к эскизному проекту.
В июле 1977 г. было выпущено дополнение к эскизному проекту. Облик ракеты существенно поменялся. По результатам исследований устойчивости полета ракеты была проведена аэродинамическая перекомпоновка ракеты. В основном это коснулось центрального блока. Диаметр блока 8,2 м был уменьшен до 7,7, длина увеличилась на 7,9 м. Количество баков изменилось до четырех. Образовывалась конструкция с последовательным расположением баков таким образом, что на начальном участке полета ракеты расход компонентов должен производиться из нижних баков, а к концу - из верхних. Это - известный прием в конструировании ракет. Такая схема с расходом из двух полостей баков последовательно была реализована в ОКБ-586, например, в конструкции ракеты Р-14. Но главной причиной деления центрального блока на два полублока было вынужденное уменьшение габаритов для обеспечения транспортировки самолетом. Предполагалось перевозить центральный блок самолетом ЗМ-Т в специальных контейнерах в двух полублоках, естественно, раздельно.
Блок А после введения в конструкцию парашютных средств посадки приобрел в носовой и хвостовой частях небольшие аэродинамические плоскости для стабилизации блока в полете в верхних слоях атмосферы.
Дополнение к эскизному проекту, как и предыдущие проекты, прошло экспертизу, было одобрено Советом главных конструкторов и научно-техническим советом Минобщемаша.
В ноябре этого же года вышло постановление правительства, которым были утверждены основные этапы создания многоразовой системы и принят ряд мероприятий в обеспечение разработки. Этим же постановлением было перенесено начало летных испытаний ракеты-носителя "Зенит" на третий квартал 1980 г., срок начала летных испытаний "Бурана" оставался 1983 г. Перенос сроков был связан с неудовлетворительным состоянием разработки двигателя РД-170.
В декабре 1977 г. приказом министра Общемаша главным конструктором темы "Буран" назначается первый заместитель генерального конструктора И.Н.Садовский с подчинением ему проектных подразделений ГКБ НПО "Энергия" по многоцелевым тяжелым носителям, которые ранее возглавлял Я.П.Коляко; конструкторских подразделений во главе с В.В.Симакиным; Волжского филиала - главный конструктор Б.Г.Пензин - и подразделения по стартовым позициям и наземному комплексу с заместителем генерального конструктора А.П.Абрамовым.
Структурой НПО "Энергия", утвержденной министром, в состав объединения вошло КБ "Салют", главный конструктор Д.А.Полухин.
Глушко и Устинов усиливали состав головной организации.
В 1978 г. блок Ц был возвращен к двухбаковой конструкции, но диаметр остался 7,7 м, длина уменьшилась и стала даже несколько меньше варианта 1976 г. Ракета приближалась по конструкции к конечному варианту. В ГКБ в марте начался выпуск технического проекта, который был завершен к концу этого же года.
В марте 1978 г. правительство постановлением подключило дополнительно заводы для изготовления узлов и агрегатов "Бурана". Сколачивалась многочисленная кооперация разработчиков и изготовителей. Однако реально работа велась в основном, вокруг двигателей первой и второй ступеней.
На полигоне началось строительство универсального комплекса стенд-старт и переоборудование стартового комплекса. По объему работ старт фактически должен был стать новым. Оставались газоходы, башни обслуживания с укорочением и стационарные боковые форменные колонны.
1979 г. ОКБ выпустило дополнение к техническому проекту, который, правда, кардинальных изменений не вводил, уточнялись некоторые элементы блоков А, переднего отсека блока Ц и вводились твердотопливные двигатели отделения блоков первой ступени. Начался выпуск конструкторской документации. Таким образом, в 1979 г. облик многоразовой системы в целом и ракеты-носителя "Энергия" сформировался близким к окончательному. На полигоне началось строительство посадочного комплекса орбитального корабля. Затраты в этом году достигали ощутимых размеров - около 300 млн. руб. Промышленность и строители разворачивались. В марте 1979 г. Воронежское КБ А.Д.Конопатова провело первое огневое испытание кислородно-водородного двигателя РД-0120 на режиме малой тяги с длительностью работы 4,58 с. До стопроцентного режима оставался путь длиной в пять лет.
К 1981 г. годовые расходы выросли до 600 млн. руб.
12 апреля 1981 г., ровно через двадцать лет после полета Ю.А.Гагарина, состоялся первый полет многоразового корабля "Спейс Шаттл", стартовала "Колумбия" с астронавтами Дж.Янгом и Р.Криппеном на борту. В июне этого же года состоялся Совет обороны, рассматривались пути ускорения работ по "Бурану". 9 июля был произведен первый удачный огневой пуск маршевого двигателя первой ступени "Бурана". Наметился путь достижения заявленных характеристик. В НПО "Энергия" была создана служба 16 на базе разделения работ и ответственности: за ракету-носитель и комплекс в целом отвечала служба 16, за орбитальный корабль - служба 17. Был создан Центр координации работ. Возглавил его Артур Николаевич Иванников. Была организована группа оперативного руководства в нашем министерстве, которой руководил заместитель министра О.Н.Шишкин. Значимость этой группы держалась на авторитете, организационных и финансовых возможностях министерства. С ее помощью уточнялся состав разработчиков и промышленных организаций. К концу 1981 г. уже насчитывалось 1200 различных организаций проектного и производственного типа.
Механизм действия этой группы был не таким уж сложным. Главные конструкторы агрегатов, систем, комплексов, имея в своей структуре коллегиальный орган типа Совета главных конструкторов и технического руководства, координировали и согласовывали свои действия в руководстве творческим процессом разработки, выявляли необходимость помощи в организационных и технических вопросах, нацеливали руководство промышленностью на необходимость стимулирования изготовления материальной части для проведения исследований, экспериментальной отработки и летных конструкций. Организационные проблемы, которые не в состоянии был решить этот уровень, переносились в Центр координации, в свою очередь Центр выносил часть, правда существенную, в Группу оперативного руководства. Группа, при невыполнении ее решений, представляла Коллегиям министерств организационные неурядицы для принятия соответствующих мер, вплоть до дисциплинарных, потому что министерство - единственный обладающий всеми необходимыми правами орган в системе государственного руководства деятельностью организаций.
Громоздкость такого "простого" механизма была прямо пропорциональна объему разработки. У себя в КБ "Южное", имея менее сложные структуры, в процессе создания мы обходились без привлечения аппарата министерства, по крайней мере, в таком прямом виде, как это делала Группа оперативного руководства. КБ "Южное" вместе с Южмашем, играя головную роль в разработке, замыкало на себя все остальные организации. Министерство в этом случае выступало в качестве контролирующего органа верхнего уровня. В разработке систем типа Н-1 и, естественно, "Бурана" министерство, вникая в суть работ и организуя их, фактически становилось органом, управляющим процессом создания комплекса.
Учитывая, что в создании участвовали несколько союзных министерств, десятки республиканских, а всего 79 государственных органов управления, решением Военно-Промышленной комиссии был создан Межведомственный координационный совет. Постановлением правительства председателем Совета назначался руководитель Министерства общего машиностроения как головной организации. Председателем до 1983 г. был С.А.Афанасьев, затем О.Д.Бакданов, В.Х.Догужиев и О.Н.Шишкин. В состав совета входили министры головных министерств, заместитель министра обороны по строительству, начальник управления космических сил Министерства обороны, генеральные и главные конструкторы, руководители предприятий, военные, ученые.
Генеральный конструктор "Бурана" занимал в этой структуре какое-то подчиненное положение. Нам, в КБ "Южное", входившему в состав этих образований, иногда казалось, что В.П.Глушко находится в почти индифферентном состоянии. Представлялось, что все крутится мимо него. Судя по всему, его это не смущало.
Заседания Группы оперативного руководства велись иногда полный рабочий день: рассматривались до тысячи вопросов, В работе принимало участие огромное количество народа, в том числе представители организаций почти из всего Союза. Постепенно, ближе к завершению экспериментальной отработки, деятельность группы затухала.
Межведомственный координационный совет проводился, как правило, на месте событий. В период разработки документации в головных организациях, после начала строительства и реконструкции объектов на полигоне весь состав периодически выезжал на Байконур. Самый тяжелый, напряженный период был с начала 1982 г., когда полный объем работ по "Бурану" подходил к своему максимуму. С.А.Афанасьев организовывал и управлял работами впечатляюще. Его мощная фигура на фоне строительных сооружений Универсального комплекса стенд-старта, огромного котлована, уникальных систем заставляла сравнивать его с полководцем. Во все въедался, разбирался и требовал. Нет-нет, да "ущипнет" Глушко. Надо сказать, что Валентин Петрович не сникал от этого.
Такая подчиненная роль В.П.Глушко нас удивляла, потому что генеральный конструктор КБ "Южное" все вопросы такого рода вел сам, а перед министром отвечал за состояние работ. Однако это было, видимо, присуще только таким мастодонтам, как "Буран" и Н-1. В разработке КБ "Южное" не было специально создаваемых межведомственных советов - очевидно, разные масштабы работ. Да мы и сами понимали, что на Н-1 и "Буране" без такой системы руководства не обойдешься.
Головная роль генерального конструктора "Бурана" проявлялась в области решения технических проблем создания комплекса - он был председателем Совета главных конструкторов, который утверждался приказом министра. В состав Совета входили также директора производственных предприятий, представители Заказчика, ученые и представители министерств. Совет главных собирался регулярно раз в неделю. В основном рассматривались и обсуждались проблемы конструктивного плана. Отменить решение Совета главных никто не имел права. Ответственность за принятое решение нес генеральный конструктор. Однако существовал Научно-технический совет министерства, в состав которого входили главные конструкторы ведущих организаций. Этот совет возглавлял министр. Любая техническая проблема могла быть обсуждена с принятием решения даже вопреки решению Совета главных конструкторов. Все взаимосвязано. Появлялись решения отдельных руководителей административного плана в области техники, но это было уже нарушением сложившейся этики взаимоотношений руководителей и конструкторов. Руководители вольны были давать оценку решениям "оппозиционных" главных конструкторов, "придавливать" финансирование на проведение ими не одобряемых работ, но главным рычагом управления конструкторами были сами конструкторы. Всегда среди главных конструкторов находились инакомыслящие. Создавалось мнение вокруг определенных действий критикуемого главного. Собирались комиссии, научно-технические советы. В большинстве случаев воля или решение главного подавлялись с молчаливой поддержки руководителей верхнего уровня самими главными конструкторами.
После закрытия правительством разработки Н-1 работы в организации Королева по этому комплексу искоренялись вновь пришедшим генеральным В.П.Глушко. Даже упоминание при нем об Н-1 не проходило бесследно. Глушко реагировал резко. Документация, в том числе проектная, осела в закрытых анналах хранилищ. В организации поскрипели-поскрипели в курилках и замолкли.
Главная же сила, которая заставляла всех уважительно относиться к Генеральному, - это сила "верха". Валентина Петровича крепко поддерживал Д.Ф.Устинов. Сколько ни появлялось в адрес Глушко кривых усмешек в коридорах, в открытое противостояние с ним никто и никогда не входил. Споры, и достаточно резкие, были у него с В.П.Барминым, Г.Е.Лозино-Лозинским. С.А.Афанасьев часто "придавливал" Глушко на коллегиях, но тот всегда добивался своего и доводил любой вопрос до нужного решения. Работало и то, что он - академик, генеральный конструктор, член ЦК.