buran, shuttle buran program, energia, space shuttle, launcher energia, launcher, USSR, mriya, polyus, poliyus, energya, maks, bor-4, bor-5, bor-6, energia-buran, soviet rocket, space shuttle, soviet launcher, Буран, Энергия, plans, schematic, soviet, russian shuttle, russian space shuttle, USSRburan, shuttle buran program, energia, space shuttle, launcher energia, launcher, USSR, mriya, polyus, poliyus, energya, maks, bor-4, bor-5, bor-6, energia-buran, soviet rocket, space shuttle, soviet launcher, Буран, Энергия, plans, schematic, soviet, russian shuttle, russian space shuttle, USSR


Share
                                                         
This page was automatically translated,
it may contains errors.
Original version here.

6СЛ

After the careful analysis of a condition of experimental working off of block TS, manufacturing and a complete set of the central block 6С I had been signed the decision and as it is established{installed} by order of conducting in manufacture of the design documentation, "Notice" for N11К25.3608-85ПИ from August, 16th, 1985 the Notice is approved{confirmed} was recommended for all factories and the organizations, that " Block TS N6S should be made{produced} on structure and the documentation of a flight of the block 1Л on account of planned in schedules for 1985-1986 of bench block TS-6S. Thus on block TS N6S requirements on manufacturing and complete sets as for the block 1Л, and to it{him} number 6СЛ is appropriated{given} extend all. Use of the made{produced} details, units and сборок under an index "6С" for a complete set of the block 6СЛ is supposed only with renewal of the documentation when due hereunder. Use of details, units and сборок from block TS N1L for a complete set of the block 6СЛ is supposed. The structure of block TS N6SL is defined{determined} by structure of regular blocks ". It is necessary to remind, that on this abbreviation follows, that block TS N6S is necessary for making not under the documentation of the experimental sample, and under the regular documentation of a flight of the sample 1Л. Thus, the block of a bench variant has started to be made in a variant of the rocket first a flight and it{she} was included into the program of flights of tests of a booster rocket of "Energia", as the start-up "advancing" the beginning of flights of tests under earlier developed plans.
This decision was accepted when at the stand-start the first experiences with refuelling liquid hydrogen on an experimental rocket 4М have been lead. Introduction in action of the decision on change of the plan of experimental working off of block TS occured{happened} at categorical disagreement of the basic customers, therefore the decision took root " the second signature " main designer. The right of the main designer to sign the decision the second time as the final decision which is a subject execution{performance} after objection of the basic customers, existed in practice of mutual relations between designers and the militarians ordering rocket technics{technical equipment}, without the official document, but was challenged by nobody. On second of September Management of space forces of the letter signed by the deputy chief of Management Brezhnev in my address, and a copy in B.G.Penzina and O.N.Shishkina's addresses and the militarians приемок, has directed "ultimatum" of the following maintenance{contents}: " Under the report of our representation you on August, 16th this year unilaterally (the second signature) had been let out{had been released} the notice on updating of the Comprehensive plan of experimental working off of block TS, regarding manufacturing block TS of a product 6С under the documentation of the first flight of a product. Management considers{counts}, that your decision in this case is not lawful... The instruction{indication} on a suspension of the control of works on this theme is given to the Head of acceptance... "
The objection of militarians has been connected with aspiration of customers to execute independently from what earlier the planned program completely. The flexible approach to the decision on change of programs of experimental working off has been connected with the certain risk. But, signing the document again, I started with position, that the beginning of manufacturing of the bench machine{car} in a flight a variant does not exclude return to carrying out of bench tests if by time of decision-making on start-up the volume of working off of a rocket will not bring confidence of achievement of a corresponding{meeting} level of reliability. Return to огневым to tests, according to designers, should not cause solving{deciding} design changes in block TS.
Here it is necessary to explain. In a domestic practice of rocket production it was established{installed}, that the missile stages stipulated for огневых of bench tests, except for necessity of imitation of flight loadings on components of fuel by the raised{increased} pressurization of tanks, of conditions of safety were made under the scheme{plan} of the strengthened design. Утолщались tanks, шаробаллоны, were established{installed} fire-prevention and power{force} partitions on a case of explosion. To execute all these attributes in our volumetric design, unfortunately, it was impossible, because the unique kind of transportation the carrying capacity did not allow excess on weight, not having stocks. And to same it is necessary to note, that planned preflight огневые tests of flights of steps should be made on the idea on made in regular execution{performance}, therefore the stand огневых tests of steps (УКСС) prepared and under construction{was going and under construction} in view of any possible{probable} situations from the point of view of stability{resistance} of the basic building constructions, even at explosion.
The basic idea of advancing start-up was based that the program of experimental working off should be completely completed to start-up, the complex of the actions connected with replacement preflight огневых of tests by cold technological tests, raises{increases} quality and reliability of rocket blocks and reduces a degree of risk at rocket firing. Reliability of blocks And, begun by then flights of test, will be confirmed to start-up of block TS in structure of a rocket 6СЛ by 5-7 start-up of "Zenith". But the main reason has been connected with aspiration to have the least damage at carrying out огневых operations on universal the stand-start. By our calculations, the emergency outcome at the stand with start of engines was possible{probable} with probability not less than 5 %. Failure{accident} considered{counted} for explosion at the moment of start, that on a situation it is equivalent to carrying out simply bench огневых tests with identical consequences. After rise of a rocket, during flight movement, the probability of drawing of damage decreases with removal{distance} to proportionally square of distance of a rocket from starting constructions. As a result, on start-up we obtain full data, as on bench tests of a step, plus to it{this} all kinds of working off of rocket system in natural execution{performance} on start and during the moment of start on газодинамике, thermodynamics, dynamic and static durability and flight with removal of all characteristics of working systems and designs of a rocket. But start-up without the orbital ship.
In aggregate these technical reasons, by our estimation, were powerful.
Besides there was also a definite purpose. Development of a rocket was tightened{delayed}. Manufacturing of experimental samples was conducted not under the intensive schedule, charges grew. The catalyst in this process was necessary. Acceptance of such decision enabled to tighten front of developers before manufacturing regular flights of samples and to finish manufacturing experimental programs of developers of all systems and units.
The idea on use of the bench block as a flight was born not in August, 1985, and earlier - in the beginning 1984 But the idea which has not seized{which has not taken possession} in weights, is only idea, instead of an occasion for decision-making. In our business this idea should be digested among designers and adjacent developers, and then is presented to a management{manual}.
The first output{exit} to a management{manual} was after occurrence on January, 2nd, 1985 Decisions about a conclusion to an orbit of new orbital station " World ". Start of "World" was planned to the next congress. The certain forces of factories and organizers of the industry should be abstract from the program of "Energia" - "Buran".
In the beginning of January I have asked to accept me and in five days have entered into G.V.Romanova's cabinet{study}, have spread out a heap of information booklets, proved, showed and asked to support{maintain} the decision on realization of flight of the bench machine{car} first of all. The matter is that, among other things, the shape 6СЛ reminded the project of "Buran-Ô" (it that will refer to then as "Energia"). At D.F.Ustinove there was, as he said, conditions at the customer when the advancing of a transport variant put under doubt an opportunity of realization of system with the orbital ship. Support of the Secretary of the Central Committee therefore was required, it was necessary to deform a situation in favour of our variant.
At me G.V.Romanov has lead by phone a number{line} of conversations with members of the Political bureau of the Central Committee or as then spoke in the device of the Central Committee, - "ПБ", to that number and from A.A.Gromyko. Громыко has told, that our country on achievements in rocket technics{technical equipment} measure on weight of a cargo, выносимого in space:-Americans bear{take out} 139 т, and we only 20 т (the booster rocket "Proton" meant). As to orbital stations and piloted flights this direction has not less known value.
Grigory Vasilevicha Romanov's reasonings were reduced to what to realize in the near future the program of rocket firing N6СЛ nevertheless it is impossible, start into an orbit of station " World " is more real. On my objection, that this work will shift terms of the beginning of flights of tests of "Buran", G.V.Romanov has answered, that the main designer of system and should organize work so that backlog was not. " And I, - have told Romanov, - I shall be responsible for performance of the decision on "World". I was not kept: " One business the main designer, and another - the secretary of the Central Committee. " It{he} has laughed the matter off, and I have hurried to leave - in a reception expected conversation with the secretary of the Central Committee Y.D.Maslyukov.
Exchanging opinions with the colleagues and adjacent heads, I have received advice{council} from A.M.Makarova, director "Южмаша", to descend{go} to V.M.Chebrikovu, member ПБ. In a month I was at Чебрикова. It{he} has closely listened, has taken an interest in a number{line} of details of development, opportunities of this rocket system. Has asked about D.F.Ustinova's importance in a management{manual} of space-rocket technics{technical equipment} and G.V.Romanova's present role. D.F.Ustinov, in my opinion, certainly was the authoritative leader in our direction. Romanov has entered into this sphere only two years ago. Чебриков has thanked for visit, has told, that it{he} was enriched with the presented materials on a booster rocket and promised, that if will solve a question on ПБ, it{he} will support{maintain} the correct decision. I have left with what...
For the third day after the first rocket firing "Zenith" in КБ НПО "Energia" there has arrived G.V.Romanov. Start-up of "Zenith" after a long epopee of taming of engine RD-170, working off of refuelling by cryogenic components of an experimental rocket 4М for us were этапными, significant as works and a general plan, lead to this time. Romanov has arrived well enough prepared to state a necessary estimation to a real condition in development of our reusable system. The problem of target use of this system has been naked{exposed}. Sharply enough the secretary had a conversation with the General designer. The tonality of the report of the General designer created the general{common} picture of future use not in concrete and contrast features - the indistinct and friable prospect was drawn. The secretary of the Central Committee has given corresponding{meeting} assignments{orders} to designers and to a management{manual} of the Ministry to present concrete plans of the further works and study by forces of institutes of the country of prospect of use of this big technical system.
Visit of the secretary of the Central Committee began, as has been stipulated, from display of space technics{technical equipment} at in a complex-test station. The limited quantity{amount} of heads of design office and a factory, cosmonauts, secretaries of party committees of association, city and area. In some minutes of explanations about the collected compartments of orbital station Romanov in the sharp form has suggested all party heads " to not lose time and to go to be engaged in the business ". " I invited nobody. They now will not help{assist} me. What for to create crowd? " - so it{he} summarized elimination of party heads from participation in survey. For us it was unusual.
After end of analysis of results of visiting, expecting while the machine{car} approached{suited} to an entrance, G.V.Romanov has shown to general designers extreme displeasure a state of affairs and a management{manual} of development. " Глушко it is necessary to clean{remove}, " - it{he} has sharply thrown. Глушко at this time remained in the cabinet{study} and did not accompany with Romanov up to the machine{car}. And having reflected, has added: " Not such took out on wheelbarrows... "
G.V.Romanov has been approved{confirmed} by the Secretary of the Central Committee on defensive affairs and mechanical engineering in 1983. The member of the Political bureau since 1976, since 1970 headed the Leningrad regional party organization - one of the most powerful in the country. We knew G.V.Romanova. In 1976, right after its{his} introductions in structure of the Political bureau, some general designers under D.F.Ustinova's recommendation, having appeared in Leningrad, achieved reception from Romanov and in details stated the problems. They involved it{him} as future of "first" in the country. About it{this} already it was at that time spoken in rather wide circle. Therefore, when G.V.Romanov became the secretary of the Central Committee, it was represented to us, that the serious period in a life ракетчиков comes: we will be conducted by the future Secretary general. We believed, that the thorough prospect for our branch will open. To all to it{this}, it{he} was also the designer right at the beginning of the labour activity - developed the missile-carrying ships. It caused respect. It was known, that at high authority of the organizer of manufacture it{he} was the rigid head. Alongside with it{this}, hearings about fantastic wedding its{his} daughter in the Taurian palace crept. Someone should be distributed such байки - and they played the undermining{sharpening} role.
Валери Жискар д▓Эстен in memoirs " Authority and a life " has much enough given G.V.Romanovu's attention as to the person allocated on the general{common} "grey" background of the Moscow management{manual} and has in detail described a chain of messages on L.I.Brezhnevym's choice as successor Romanov. At that time, in 1972 - 1975, in the device of the Central committee conversation on Romanov as about the future Secretary general was conducted enough definitely and unequivocally. There were judgements that the variant of occurrence and Щербицкого on Brezhnev's place is possible{probable}.
However after L.I.Brezhneva's death the Secretary general becomes Y.V.Andropov who has offered and has insisted on G.V.Romanova's statement the secretary of the Central Committee on defensive questions. On one of my reports on affairs of a rocket of "Energia" of G.V.Romanovu, it{he} somehow has casually dropped, that with purpose{assignment; destination} as the secretary on оборонке is not happy and has added: " I the politician. " In our affairs it was felt, that G.V.Romanov thoroughly got into an essence, but any remoteness from Устинова which as the inveterate trustee of the defensive industry, jealously concerned to everything, that was done{made} on this front was noticed. On this background there was an impression that there is a silent struggle of characters, and can be and more serious opposition.
In memory the history with attempt to introduce on Wednesday of the defensive industry of the Secretary of the Central Committee Y.P.Ryabova which has stayed on it{this} to a post only three years, with 1976 on 1979, and too actively having joined was not erased yet, has started to spend the decisions differing directions in development of rocket technics{technical equipment}, defined{determined} earlier...
In this visit, during display of the block And at a factory, second time I had been made attempt to explain an opportunity to begin{start} flights of test of a complex, using a reserve on the bench machine{car}. The offer has not found support now at a management{manual} of our ministry. Then my campaigns on cabinets{studies}, customers and General designers have followed. V.P.Glushko did not participate and occasionally expressed skeptically, but once it{he} me has struck in a manner peculiar to it{him}: "... The rocket of such variant can to dare be started up only in a state of intoxication.. "
We continued to conduct works on experimental working off of the systems. Developers of "World" intensively operated{worked} on assembly and preparation for start-up of station.
In July, 1985 G.V.Romanova have deduced{removed} from structure of the Political bureau. E.A.Shevarnadze has been entered. Romanov has lost for political strike with Gorbachev. Later the secretary of the Central Committee on оборонке became L.N.Zajkov, too ленинградец.


Original version of the text


6СЛ

После тщательного анализа состояния экспериментальной отработки блока Ц, изготовления и комплектации центрального блока 6С мною было подписано решение и, как установлено порядком ведения в производстве конструкторской документации, утверждено "Извещение" за N11К25.3608-85ПИ от 16 августа 1985 г. Извещением предписывалось для всех заводов и организаций, что "Блок Ц N6С должен быть изготовлен по составу и документации летного блока 1Л в счет запланированного в графиках на 1985-1986 гг. стендового блока Ц-6С. При этом на блок Ц N6С распространяются все требования по изготовлению и комплектации, как для блока 1Л, и ему присваивается номер 6СЛ. Использование изготовленных деталей, агрегатов и сборок под индексом "6С" для комплектации блока 6СЛ допускается только с переоформлением документации в установленном порядке. Допускается использование деталей, агрегатов и сборок с блока Ц N1Л для комплектации блока 6СЛ. Состав блока Ц N6СЛ определяется составом штатных блоков". Надо напомнить, что по этой аббревиатуре следует, что блок Ц N6С необходимо изготавливать не по документации экспериментального образца, а по штатной документации летного образца 1Л. Таким образом, блок стендового варианта начал изготавливаться в варианте первой летной ракеты и она вошла в программу летных испытаний ракеты-носителя "Энергия", как пуск, "опережающий" начало летных испытаний по ранее разработанным планам.
Это решение было принято в то время, когда на стенде-старте были проведены первые опыты с заправкой жидкого водорода на экспериментальной ракете 4М. Введение в действие решения об изменении плана экспериментальной отработки блока Ц происходило при категорическом несогласии основных заказчиков, поэтому решение внедрялось "второй подписью" главного конструктора. Право главного конструктора подписывать решение второй раз как окончательное решение, подлежащее исполнению после возражения основных заказчиков, существовало в практике взаимоотношений между конструкторами и военными, заказывающими ракетную технику, без официального документа, но никем не оспаривалось. Второго сентября Управление космических сил письмом за подписью заместителя начальника Управления Брежнева в мой адрес, а копии в адреса Б.Г.Пензина и О.Н.Шишкина и своих военных приемок, направило "ультиматум" следующего содержания: "По докладу нашего представительства Вами 16 августа сего года в одностороннем порядке (второй подписью) было выпущено извещение на корректировку Комплексного плана экспериментальной отработки блока Ц, в части изготовления блока Ц изделия 6С по документации первого летного изделия. Управление считает, что Ваше решение в данном случае не правомерно... Руководителю приемки дано указание о приостановке контроля работ по этой теме..."
Возражение военных было связано со стремлением заказчиков выполнить независимо ни от чего ранее намеченную программу полностью. Гибкий подход к решению об изменении программ экспериментальной отработки был связан с определенным риском. Но, подписывая документ вторично, я исходил из положения, что начало изготовления стендовой машины в летном варианте не исключает возврата к проведению стендовых испытаний, если ко времени принятия решения о пуске объем отработки ракеты не принесет уверенности в достижении соответствующего уровня надежности. Возврат к огневым испытаниям, по оценке конструкторов, не должен был повлечь за собой решающих конструкторских изменений в блоке Ц.
Здесь следует пояснить. В отечественной практике ракетостроения установилось, что ступени ракеты, предусмотренные для огневых стендовых испытаний, кроме необходимости имитации полетных нагрузок на компоненты топлива повышенным наддувом баков, из условий безопасности изготавливались по схеме упрочненной конструкции. Утолщались баки, шаробаллоны, устанавливались противопожарные и силовые перегородки на случай взрыва. Выполнить все эти атрибуты в нашей объемной конструкции было, к сожалению, невозможно, потому что единственный вид транспортировки по своей грузоподъемности не позволял превышение по весу, не имея запасов. И к этому же следует отметить, что планировавшиеся предполетные огневые испытания летных ступеней должны были производиться по своей идее на изготавливаемых в штатном исполнении, поэтому стенд огневых испытаний ступеней (УКСС) готовился и строился с учетом любых возможных ситуаций с точки зрения стойкости основных строительных сооружений, даже при взрыве.
Основная идея опережающего пуска базировалась на том, что программа экспериментальной отработки должна быть к пуску полностью завершена, комплекс мероприятий, связанных с заменой предполетных огневых испытаний холодными технологическими испытаниями, повышает качество и надежность ракетных блоков и снижает степень риска при пуске ракеты. Надежность блоков А, начавших к тому времени летные испытания, будет подтверждена к пуску блока Ц в составе ракеты 6СЛ 5-7 пусками "Зенита". Но главный довод был связан со стремлением иметь наименьший ущерб при проведении огневых операций на универсальном стенд-старте. По нашим расчетам, аварийный исход на стенде с запуском двигателей был возможен с вероятностью не менее 5 %. Аварию считали за взрыв на момент старта, что по ситуации равносильно проведению просто стендовых огневых испытаний с одинаковыми последствиями. После подъема ракеты, во время полетного движения, вероятность нанесения ущерба уменьшается с удалением пропорционально квадрату расстояния ракеты от стартовых сооружений. В результате, по пуску получаем полные данные, как на стендовых испытаниях ступени, плюс к этому все виды отработки ракетной системы в натурном исполнении на старте и в момент старта по газодинамике, термодинамике, динамической и статической прочности и полет со снятием всех характеристик работающих систем и конструкции ракеты. Но пуск без орбитального корабля.
В совокупности эти технические доводы, по нашей оценке, были весомы.
К тому же была и определенная цель. Разработка ракеты затянулась. Изготовление экспериментальных образцов велось не по интенсивному графику, расходы росли. Необходим был катализатор в этом процессе. Принятие такого решения давало возможность подтянуть фронт разработчиков до изготовления штатных летных образцов и завершить изготовление экспериментальных программ разработчиков всех систем и агрегатов.
Мысль об использовании стендового блока в качестве летного родилась не в августе 1985 г., а раньше - еще в начале 1984 г. Но мысль, не овладевшая массами, - это только идея, а не повод для принятия решения. В нашем деле эта идея должна была перевариться среди конструкторов и смежных разработчиков, а затем уже представлена руководству.
Первый выход к руководству был после появления 2 января 1985 г. Постановления о выводе на орбиту новой орбитальной станции "Мир". Запуск "Мира" планировался к очередному съезду партии. Определенные силы заводов и организаторов промышленности должны были быть отвлечены от программы "Энергия"-"Буран".
В начале января я попросил принять меня и через пять дней вошел в кабинет Г.В.Романова, разложил кучу информационных буклетов, доказывал, показывал и просил поддержать решение об осуществлении полета стендовой машины в первую очередь. Дело в том, что, кроме всего прочего, облик 6СЛ напоминал проект "Бурана-Т" (это то, что потом будет называться "Энергией"). Еще при Д.Ф.Устинове сложилась, по его словам, обстановка у заказчика, когда опережение транспортного варианта ставило под сомнение возможность реализации системы с орбитальным кораблем. Поэтому требовалась поддержка Секретаря ЦК, необходимо было деформировать ситуацию в пользу нашего варианта.
При мне Г.В.Романов провел по телефону ряд разговоров с членами Политбюро ЦК, или как тогда говорили в аппарате ЦК, - "ПБ", в то числе и с А.А.Громыко. Громыко сказал, что нашу страну по достижениям в ракетной технике измеряют по массе груза, выносимого в космос: -американцы выносят 139 т, а мы только 20 т (имелась в виду ракета-носитель "Протон"). Что касается орбитальных станций и пилотируемых полетов, то это направление имеет не менее известное значение.
Рассуждения Григория Васильевича Романова сводились к тому, что реализовать в ближайшем будущем программу пуска ракеты N6СЛ все же невозможно, более реален запуск на орбиту станции "Мир". На мое возражение, что эта работа сдвинет сроки начала летных испытаний "Бурана", Г.В.Романов ответил, что главный конструктор системы и должен организовать работу так, чтобы отставании не было. "А я, - сказал Романов, - буду отвечать за выполнение постановления по "Миру". Я не удержался: "Одно дело главный конструктор, а другое - секретарь ЦК." Он отшутился, а я поторопился выйти - в приемной ожидал разговора с секретарем ЦК Ю.Д.Маслюков.
Обмениваясь мнениями со своими коллегами и смежными руководителями, я получил совет от А.М.Макарова, директора "Южмаша", сходить к В.М.Чебрикову, члену ПБ. Через месяц я был у Чебрикова. Он внимательно выслушал, поинтересовался рядом деталей разработки, возможностями этой ракетной системы. Спросил о значимости Д.Ф.Устинова в руководстве ракетно-космической техникой и теперешней ролью Г.В.Романова. Д.Ф.Устинов, по моему мнению, безусловно был авторитетным лидером в нашем направлении. Романов вошел в эту сферу всего лишь два года назад. Чебриков поблагодарил за визит, сказал, что он обогатился представленными материалами по ракете-носителю и обещал, что если будет решаться вопрос на ПБ, он поддержит правильное решение. Я ушел ни с чем...
На третий день после первого пуска ракеты "Зенит" в КБ НПО "Энергия" прибыл Г.В.Романов. Пуск "Зенита" после длительной эпопеи укрощения двигателя РД-170, отработка заправки криогенными компонентами экспериментальной ракеты 4М для нас были этапными, значимыми как работы и общего плана, проведенные к этому времени. Романов приехал достаточно хорошо подготовленным, чтобы дать необходимую оценку реальному состоянию в разработке нашей многоразовой системы. Была обнажена проблема целевого использования этой системы. Достаточно резко секретарь вел разговор с Генеральным конструктором. Тональность доклада Генерального конструктора создавала общую картину будущего использования не в конкретных и контрастных чертах - рисовалась расплывчатая и рыхлая перспектива. Секретарь ЦК дал соответствующие поручения конструкторам и руководству Министерства представить конкретные планы дальнейших работ и проработку силами институтов страны перспективы использования этой большой технической системы.
Визит секретаря ЦК начинался, как было предусмотрено, с показа космической техники на комплексно-испытательной станции. Ограниченное количество руководителей конструкторского бюро и завода, космонавты, секретари партийных комитетов объединения, города и области. Через несколько минут объяснений около собранных отсеков орбитальной станции Романов в резкой форме предложил всем партийным руководителям "не терять времени и поехать заняться своим делом". "Я никого не приглашал. Они мне сейчас не помогут. Зачем создавать толпу?" - так он резюмировал устранение партийных руководителей от участия в осмотре. Для нас это было необычным.
После завершения разбора результатов посещения, ожидая, пока машина подходила к подъезду, Г.В.Романов выразил генеральным конструкторам крайнее неудовольствие состоянием дел и руководством разработкой. "Глушко надо убирать," - резко бросил он. Глушко в это время оставался в своем кабинете и не сопровождал Романова до машины. И задумавшись, добавил: "Не таких вывозили на тачках..."
Г.В.Романов был утвержден Секретарем ЦК по оборонным делам и машиностроению в 1983 году. Член Политбюро с 1976 года, с 1970 года возглавлял Ленинградскую областную партийную организацию - одну из самых весомых в стране. Г.В.Романова мы знали. Уже в 1976 году, сразу после введения его в состав Политбюро, некоторые генеральные конструкторы по рекомендации Д.Ф.Устинова, появившись в Ленинграде, добивались приема у Романова и обстоятельно излагали свои проблемы. Они вовлекали его как будущего "первого" в стране. Об этом уже в то время говорилось в весьма широком кругу. Поэтому, когда Г.В.Романов стал секретарем ЦК, нам представлялось, что настает серьезный период в жизни ракетчиков: нас будет вести будущий Генсек. Мы полагали, что откроется основательная перспектива для нашей отрасли. Ко всему этому, он был и конструктором в самом начале своей трудовой деятельности - разрабатывал ракетоносные корабли. Это вызывало уважение. Известно было, что при высоком авторитете организатора производства он был жестким руководителем. Наряду с этим, ползли слухи о фантастической свадьбе его дочери в Таврическом дворце. Кому-то было надо распространять такие байки - и они играли свою подтачивающую роль.
Валери Жискар д▓Эстен в мемуарах "Власть и жизнь" достаточно много уделил внимания Г.В.Романову, как человеку, выделявшемуся на общем "сером" фоне Московского руководства и подробно описал цепочку сообщений о выборе Л.И.Брежневым в качестве своего преемника Романова. В то время, в 1972 - 1975 годах, в аппарате Центрального комитета разговор о Романове как о будущем Генсеке велся достаточно определенно и однозначно. Были суждения, что возможен вариант появления и Щербицкого на месте Брежнева.
Однако после смерти Л.И.Брежнева Генсеком становится Ю.В.Андропов, который предложил и настоял на утверждении Г.В.Романова секретарем ЦК по оборонным вопросам. На одном из моих докладов по делам ракеты "Энергия" Г.В.Романову, он как-то случайно обронил, что назначением секретарем по оборонке не доволен и добавил: "Я политик." В наших делах чувствовалось, что Г.В.Романов основательно влезал в суть, но замечалась какая-то отдаленность от Устинова, который, как закоренелый опекун оборонной промышленности, ревниво относился ко всему, что делалось на этом фронте. На этом фоне складывалось впечатление, что идет молчаливая борьба характеров, а может быть и более серьезное противостояние.
В памяти еще не стерлась история с попыткой внедрить в среду оборонной промышленности Секретаря ЦК Я.П.Рябова, который пробыл на этом посту всего три года, с 1976 по 1979 г., и тоже активно включившись, начал проводить решения, отличающиеся от направлений в разработке ракетной техники, определившихся ранее...
В этот визит, во время показа блока А на заводе, второй раз мною была сделана попытка объяснить возможность начать летные испытания комплекса, используя задел по стендовой машине. Предложение не нашло поддержки теперь у руководства нашего министерства. Затем последовали мои походы по кабинетам, заказчикам и Генеральным конструкторам. В.П.Глушко не участвовал и изредка высказывался скептически, но однажды он меня сразил в свойственной ему манере: "...ракету такого варианта можно решиться пускать только в пьяном виде.."
Мы продолжали вести работы по экспериментальной отработке своих систем. Разработчики "Мира" интенсивно действовали по сборке и подготовке к пуску станции.
В июле 1985 г. Г.В.Романова вывели из состава Политбюро. Введен был Э.А.Шеварнадзе. Романов проиграл политическую борьбу с Горбачевым. Позднее секретарем ЦК по оборонке стал Л.Н.Зайков, тоже ленинградец.