buran, shuttle buran program, energia, space shuttle, launcher energia, launcher, USSR, mriya, polyus, poliyus, energya, maks, bor-4, bor-5, bor-6, energia-buran, soviet rocket, space shuttle, soviet launcher, Буран, Энергия, plans, schematic, soviet, russian shuttle, russian space shuttle, USSRburan, shuttle buran program, energia, space shuttle, launcher energia, launcher, USSR, mriya, polyus, poliyus, energya, maks, bor-4, bor-5, bor-6, energia-buran, soviet rocket, space shuttle, soviet launcher, Буран, Энергия, plans, schematic, soviet, russian shuttle, russian space shuttle, USSR


Share
                                                         
This page was automatically translated,
it may contains errors.
Original version here.

 The Pravda
On November, 14th, 1988

"Buran" again on start

The final estimation "Buran" will be given with its crews, those who will go on it to carry out the scientific program. And, can, at all the very first, because operational development of such complex - business of big time and many improvements.


But nevertheless it{he} bewitches: the white dolphin entirely reveted by tiles with black брюшком - the strengthened heat-shielding there where at braking it will be especially hot. Mysterious "bird's-fish" eyes - glasses пилотской cabins - устремлены upwards. Пристегнутый three locks to the central block of a rocket, it{he}, apparently, has nestled to it{her}, as the sonny to мамке. " Birdy " - on космодромном language - the ship is rather modest at 60-meter "belltower" of the carrier{bearer}. And "Energia" in embraces of powerful башенно-mast designs not seems such a vast object - because of thickset power of the core and four lateral trunks. But to realize scales and the sizes figures help{assist}. Kind one hundred tons - it is absolutely quite good for "birdy" if to remember seven-ton "Union" in which cosmonauts fly. And about twenty-ton "World" where it is fast three "0кеанов" will accept three participants of the советско-French expedition{dispatch}, by the way, already living on the cosmodrome. Two full " the World "-" Quantum " with a set of the transport ships from two parties{sides} - are not present a sheaf, it is absolutely quite good for the "birdy" capable and independently to carry{bear} a multiton cargo. In the sum starting weight of a rocket and the ship - 2.400 tons. Certainly, 90 percent{interests} of this weight - refuelling.

For the sake of it{her} the enormous construction is created - the whole small town arranged прожекторными by boards is more powerful лужниковских. A starting table with крекингоподобными towers of refuelling and service, a ripples extended парникообразных bunkers, at some distance - impressive spherical capacities of the cryogenic center containing echelons сжиженного of nitrogen, oxygen, helium, hydrogen. An interlacing of highways and эстакад, braiding a body of a rocket, a platform of service. Under especially steadfast supervision a payment, виновница the last delay. Because of it{her} стартовики have taken plum and repeated refuelling of the fuel demanding fantastic discretion.

We with you were once again convinced of whimsicality of test process. Turn of a starting key is preceded with the huge work demanding attention and nerves up to last share of second. The general{common} readiness consists of the many thousands sum готовностей various systems, devices, elements, chains and blocks. There is no one сигнальчика - and automatics, the ruthless electronic controller, the authority not subject to emotions cancels start-up even one seconds prior to start as it recently has occured{happened}.

Which time repeats кропотливейщая the procedure test which is not knowing a break day, at night. Dr.Sci.Tech. V.Karashtin, already almost half a year безвыездно, without Saturdays and the Sundays{revivals}, living on this platform, tells, how the condition of all electrocircuits, by everyone without exception, and it already some thousand operations, then readiness of each onboard system separately, then their interaction in a complex is checked all over again. Before it{this} electric tests were spent on a place of assembly, in the монтажно-test case, and since October, 10th relay race independent and complex test have accepted стартовики. The rocket and the ship in the joined kind have arrived to this day here on the special транспортно-adjusting unit: to the carriage about two railway колеях in a big way between them of 18 meters. Set up " on the priest " the product does not hang on a suspension bracket as "союзовская" the rocket, and costs{stands} on a table-pedestal under which five more underground floors. Газоотводная the hole with an octahedral cone пламегасителя is looked as a concrete precipice - 23 meters.

After the set of devices and systems have answered under the set program about the "health", a complex " the carrier{bearer} - the orbital ship " continues to inform on telemetering channels on the condition: a temperature, gas mode, tightness, isolation, conductivity of electrocircuits. There are sites where speed of interrogation makes fantastic number - 128 times a second, but it, it appears, still a modest stream. With such continuity are supervised almost twenty thousand parameters of a rocket and ship.

I shall eat "redness" - in language стартовиков - one of final operations before refuelling. Different external conclusions protecting on the Earth and superfluous in flight are removed time{temporary} red заглушки. This careful procedure lasts within one and a half day and comes to an end with the certificate{act} осмотровой the groups, filed to set of other certificates{acts} and техпротоколов.

With the beginning of the nitric purge ventilating{fanning} fuel highways and tanks, стартовики leave{abandon} platforms, кольцующие "Energy". When business is entered with hydrogen, all over again gaseous, then liquid, on start already not a soul. All in bunkers and in a safe zone. It - for six hours, instead of for fifteen minutes, as at start-up "союзовских" rockets. Explaining why ours НП on such двадцатикилометровом removal{distance}, representatives of the cosmodrome once again repeat, in what parity{ratio} with air hydrogen blows up a gas mixture as invisibly burns when you do not see a flame, and see only a burn...

Yes that there НП - we saw, how the whole inhabited quarters from adjoining to start площадок were evacuated in trains-motor-carts. To wait start-up in a zone of the guaranteed safety. So has put very much and very much хлопотное. When huge tanks up to a neck are poured by a hydrogen and oxygen swill, the case of a rocket is shortened on ten centimeters. Here that such a minus of 255 degrees even for heavy-duty materials. And this compression designers too should provide, as well as one thousand other factors.

All this forces to think in good time and of the future crew of "Buran". Not without reason among designs of a starting complex to us two powerful элеваторные have especially noted the pipes leading from bunkers upwards, to the ship. There Is, one - the lift with the rail carriage for landing a command{team}, another - "полундровая", under abnormal condition-эвакуационная, on which in case of what people simply sitting slide off downwards where the separate trench rolls everyone in the separate bunker with a slamming iron door. In sixteen such bunkers crew and сопровожающие its{his} persons{faces} will overstay prospective troubles which, certainly, all of us hotly it is not desirable.

And in general, start in its{his} all beauty free observers and televiewers see, probably. The main participants and operators basically do not reduce eyes from control devices and control panels. To estimate{appreciate} (even отдаленно) a degree of a professional pressure{voltage}, we shall consider, that supernumerary situations can be strewed to the first minutes of flight every 0,2 second. And experts should parry them immediately. A lot of ingenuity it has been given to steps of reliability and survivability, numerous reservation of systems " Energia ". For example, the rocket can continue flight and at refusal of one of eight engines. Thus depending on the typed{collected} height it{she} or will finish object up to low одновитковой orbits, or will direct it{him} on a trajectory of return.

Let, however, this variant though also settlement, remains in sections of the theory. And practice will be limited to modest performance of the regular program. Now it{she} really modest - two coils allowing quickly to return the ship home. Why? It{he} still is afraid of an orbit? No, it is simple " for an orbit " at experts, on their assurances, there is no such anxiety. There are turned out huge experience and ranks. The most ticklish place of these tests - completely automatic landing, beginning{starting} from an input{entrance} in an atmosphere with the first space speed and finishing jog on a runway.

On the eve in the монтажно-test case to journalists have shown working halls and assembly of the following ship costing{standing} on facing. The special stand warned visitors and working, that everyone heat-shielding плиточка manages dearly{expensively} enough and to pick their fingers does not follow. Though it and is seductive - soft and easy{light} tiles quite give in расковырке nails. However, picking should know, that this ceramics is made of especially thin fiber glass and is rather offensive for a leather{skin}. But in what its{her} secret? How it{she} protects the ship? It appears, incorporates plasma heat of friction, but does not transfer{transmit} its{his} metal covering. Experts approve{confirm}, that the tile is taken from the furnace red from fire, but allows to touch itself a hand.

To revet the ship, the mathematical description of its{his} all surface is done{made}, then this databank is entered into memory of the machine tool with numerical program management. The machine tool also mills each tile under the separate program strictly for each personal place. The special device pastes it{her} then it is spent also test for durability приклейки - a tile try to tear off, being convinced in such a way in reliability of fastening. By the way, the glue applied to it{these}, was included and into house use, it{he} can be met in household shops.

So each of 38 thousand protective tiles receives a registration and makes sure the personal passport - the description. Despite of experience " Спейс the Shuttle ", the technique and technology of facing business{affairs} at us, approve{confirm} experts, quite independent and competitive.

The finish of this huge high-speed slalom operated by electronics, is the most interesting to wait on a landing complex. The runway from especially strong армобетона places thickness up to полуметра reaches four and a half of kilometer. Width - almost as a football field from a gate up to a gate. Here also there should be the "birdy" conducted all over again by the onboard program and orders the TSUP, then system of air field radio beacons. The corridor of decrease{reduction} becomes all already, being reflected on screens of displays and mate monitors. The scheme{plan} is fulfilled up to details - this landing was preceded with careful tests of a complex. It is More sixty than times test pilots of ½ÑÔ¡«-research institute, the colleague of the pilot and cosmonaut Igor Volka, the first tested put{planted} on this strip radio-controlled ТУ-154 "Buran" in air. Only for this purpose it was necessary to them from ten-kilometer height literally " to put{fold} hands ", trusting in automatics. And only on jog on a runway to take the handle of management.

Though radiolandings{radioplantings} have passed{have taken place} all correctly, I wish to emphasize quiet composure of the people working in is command-control office near to a strip. "Birdy" in fact is blind and deserted, мчит with jet speed directly on you... Well, slightly beside. The firm confidence of "reason" of automatics is necessary...

This computer-technical reason hundreds and created hundreds people - workers of kind thousand institutes, factories, КБ. Done{made} a booster rocket, the orbital ship, the starting and landing complexes built buildings and constructions - they became the first crew of "Buran" to put in pawn a new coil in our technics and astronautics. And for it{her} also it is a substation on a way to the Universe.

And. Tarasov. (Spec. Correspondent of "Pravda").


Original version of the text


Правда
14 ноября 1988 года

"Буран" вновь на старте

Окончательную оценку "Бурану" дадут его экипажи, те, кто пойдет на нем выполнять научную программу. И, может, даже не самые первые, потому что доводка такого комплекса - дело большого времени и многих усовершенствований.


Но все же он завораживает: сплошь облицованный плитками белый дельфин с черным брюшком - усиленная теплозащита там, где будет при торможении особенно горячо. Загадочные "птичье-рыбьи" глаза - стекла пилотской кабины - устремлены вверх. Пристегнутый тремя замками к центральному блоку ракеты, он, кажется, прижался к ней, как сынок к мамке. "Птичка" - на космодромном языке - корабль сравнительно скромен при 60-метровой "колокольне" носителя. Да и "Энергия" в объятиях мощных башенно-мачтовых конструкций не кажется такой уж громадиной - из-за коренастой мощи основного и четырех боковых стволов. Но осознать масштабы и размеры помогают цифры. Добрая сотня тонн - совсем неплохо для "птички", если помнить о семитонном "Союзе", в котором летают космонавты. И о двадцати-тонном "Мире", где скоро трое "0кеанов" примут трех участников советско-французской экспедиции, кстати, уже живущих на космодроме. Две полные связки "Мир" - "Квант" с набором транспортных кораблей с двух сторон - нет, совсем неплохо для "птички", способной и самостоятельно нести многотонный груз. В сумме же стартовая масса ракеты и корабля - 2.400 тонн. Конечно же, 90 процентов этого веса - заправка.

Ради нее создано громадное сооружение - целый городок, обставленный прожекторными щитами помощнее лужниковских. Стартовый стол с крекингоподобными вышками заправки и обслуживания, рябь вытянутых парникообразных бункеров, поодаль - внушительные шаровые емкости криогенного центра, вмещающего эшелоны сжиженного азота, кислорода, гелия, водорода. Переплетение магистралей и эстакад, оплетающих тело ракеты, площадки обслуживания. Под особо пристальным надзором плата, виновница прошлой задержки. Из-за нее стартовики хлебнули слива и повторной заправки топлива, требующего фантастической осмотрительности.

Мы же с вами еще раз убедились в прихотливости испытательного процесса. Повороту пускового ключа предшествует гигантская работа, требующая внимания и нервов до последней доли секунды. Общая готовность состоит из многотысячной суммы готовностей различных систем, приборов, элементов, цепочек и блоков. Нет одного сигнальчика - и автоматика, безжалостный электронный контролер, своей неподвластной эмоциям властью отменяет пуск даже за секунды до старта, как это недавно произошло.

Который раз повторяется кропотливейщая процедура испытании, не знающая перерыва ни днем, ни ночью. Доктор технических наук В.Караштин, уже почти полгода безвыездно, без суббот и воскресений, живущий на этой площадке, рассказывает, как проверяется сначала состояние всех электроцепей, каждой без исключения, а это уже несколько тысяч операций, затем готовность каждой бортовой системы в отдельности, затем их взаимодействие в комплексе. Перед этим электрические испытания проводились на месте сборки, в монтажно-испытательном корпусе, а с 10 октября эстафету автономных и комплексных испытании приняли стартовики. Именно в этот день ракета и корабль в состыкованном виде прибыли сюда на специальном транспортно-установочном агрегате: тележке о двух железнодорожных колеях с размахом между ними 18 метров. Водруженное "на попа" изделие не висит на подвеске, как "союзовская" ракета, а стоит на столе-постаменте, под которым еще пять подземных этажей. Газоотводная яма с восьмигранным конусом пламегасителя смотрится как бетонная пропасть - 23 метра.

После того как множество приборов и систем ответили по заданной программе о своем "здоровье", комплекс "носитель - орбитальный корабль" продолжает по телеметрическим каналам сообщать о своем состоянии: температурном, газовом режиме, герметичности, изоляции, проводимости электроцепей. Есть участки, где скорость опроса составляет фантастическое число - 128 раз в секунду, но это, оказывается, еще скромный поток. С такой непрерывностью контролируются чуть ли не двадцать тысяч параметров ракеты и корабля.

Съем "красноты" - на языке стартовиков - одна из заключительных операций перед заправкой. Снимаются временные красные заглушки, предохраняющие на Земле разные внешние выводы и лишние в полете. Эта тщательная процедура длится в течение полутора суток и заканчивается актом осмотровой группы, подшитым к множеству других актов и техпротоколов.

С началом азотной продувки, вентилирующей топливные магистрали и баки, стартовики покидают площадки, кольцующие "Энергию". Когда в дело вступает водород, сначала газообразный, потом жидкий, на старте уже ни души. Все в бункерах и в безопасной зоне. Это - за шесть часов, а не за пятнадцать минут, как при пуске "союзовских" ракет. Объясняя, почему наш НП на таком двадцатикилометровом удалении, представители космодрома лишний раз повторяют, в каком соотношении с воздухом водород взрывается горючей смесью, как незримо горит, когда не видишь пламени, а видишь только ожог...

Да что там НП - мы видели, как эвакуировались в поездах-мотовозах целые жилые кварталы из прилегающих к старту площадок. Пережидать пуск в зоне гарантированной безопасности. Так что дело очень и очень хлопотное. Когда же огромные баки до горлышка налиты водородной и кислородной жижей, корпус ракеты укорачивается на десяток сантиметров. Вот что такое минус 255 градусов даже для сверхпрочных материалов. И это сжатие тоже должны были предусмотреть конструкторы, как и тысячу других факторов.

Все это заставляет загодя думать и о будущем экипаже "Бурана". Недаром среди конструкций стартового комплекса нам особо отметили две мощные элеваторные трубы, ведущие из бункеров вверх, к кораблю. Оказывается, одна - подъемник с рельсовой тележкой для посадки команды, другая - "полундровая", аварийно-эвакуационная, по которой в случае чего люди попросту сидя соскальзывают вниз, где каждого отдельный желоб вкатывает в отдельный бункер с захлопывающейся железной дверью. В шестнадцати таких бункерах экипаж и сопровожающие его лица пересидят предполагаемые неприятности, которых, конечно, мы все горячо не желаем.

И вообще, старт во всей его красе видят, наверное, свободные наблюдатели и телезрители. Главные же участники и операторы в основном не сводят глаз с контрольных приборов и пультов управления. Чтобы оценить (хотя бы отдаленно) степень профессионального напряжения, учтем, что нештатные ситуации могут сыпаться в первые минуты полета через каждые 0,2 секунды. И специалисты должны парировать их немедленно. Много изобретательности было отдано ступеням надежности и живучести, неоднократному резервированию систем "Энергии". Например, ракета может продолжать полет и при отказе одного из восьми двигателей. При этом в зависимости от набранной высоты она либо доведет объект до низкой одновитковой орбиты, либо направит его на траекторию возврата.

Пусть, впрочем, этот вариант, хоть и расчетный, останется в разделах теории. А практика ограничится скромным выполнением штатной программы. Сейчас она действительно скромная - два витка, позволяющие быстро вернуть корабль домой. Почему? Он еще боится орбиты? Нет, просто "за орбиту" у специалистов, по их заверениям, нет такого беспокойства. Там наработаны огромный опыт и звания. Самое же щекотливое место этих испытаний - полностью автоматическая посадка, начиная от входа в атмосферу с первой космической скоростью и кончая пробежкой по взлетно-посадочной полосе.

Накануне в монтажно-испытательном корпусе журналистам показали рабочие залы и сборку следующего корабля, стоящего на облицовке. Специальный стенд предупреждал посетителей и работающих, что каждая теплозащитная плиточка обходится довольно дорого и ковырять их пальцами не следует. Хоть это и соблазнительно - мягкие и легкие плитки вполне поддаются расковырке ногтями. Впрочем, ковыряющий должен знать, что эта керамика сделана из особо тонкого стекловолокна и небезобидна для кожи. Но в чем же ее секрет? Как она защищает корабль? Оказывается, вбирает в себя плазменный жар трения, но не передает его металлической обшивке. Специалисты утверждают, что плитка извлекается из печи красная от огня, но позволяет дотронуться до себя рукой.

Чтобы облицевать корабль, делается математическое описание всей его поверхности, затем этот банк данных вводится в память станка с числовым программным управлением. Станок и фрезерует каждую плитку по отдельной программе строго для каждого персонального места. Специальное устройство приклеивает ее, после чего проводится еще и испытание на прочность приклейки - плитку пытаются отодрать, убеждаясь таким способом в надежности крепления. Кстати, клей, применяемый для этого, уже вошел и в домашний обиход, его можно встретить в хозяйственных магазинах.

Так каждая из 38 тысяч защитных плиток получает прописку и удостоверяется личным паспортом - описанием. Несмотря на опыт "Спейс Шаттла", методика и технология облицовочного дела у нас, утверждают специалисты, вполне самостоятельные и конкурентоспособные.

Финиш этого гигантского скоростного слалома, управляемого электроникой, интересней всего ждать на посадочном комплексе. Взлетно-посадочная полоса из особо прочного армобетона местами толщиной до полуметра простирается на четыре с половиной километра. Ширина - почти как футбольное поле от ворот до ворот. Сюда и должна выйти "птичка", ведомая сначала бортовой программой и приказами ЦУПа, затем системой аэродромных радиомаяков. Коридор снижения становится все уже, отражаясь на экранах дисплеев и штурманских мониторов. Схема отработана до деталей - этой посадке предшествовали тщательные испытания комплекса. Больше шестидесяти раз сажали на эту полосу радиоуправляемый ТУ-154 летчики-испытатели Летно-исследовательского института, коллеги летчика и космонавта Игоря Волка, первым испытавшего "Буран" в воздухе. Только для этого им приходилось с десятикилометровой высоты буквально "складывать руки", доверяясь автоматике. И только на пробежке по взлетно-посадочной полосе брать ручку управления.

Хоть все радиопосадки прошли безошибочно, хочу подчеркнуть спокойное хладнокровие людей, работающих в командно-диспетчерском пункте рядом с полосой. "Птичка" ведь слепа и безлюдна, мчит с реактивной скоростью прямо на тебя... Ну, чуть-чуть рядом. Нужна твердая уверенность в "разуме" автоматики...

Этот компьютерно-технический разум создавали сотни и сотни людей - работники доброй тысячи институтов, заводов, КБ. Делавшие ракету-носитель, орбитальный корабль, стартовый и посадочный комплексы, строившие здания и сооружения - они стали первым экипажем "Бурана", чтобы заложить новый виток в нашей технике и космонавтике. А для нее и это - полустанок на пути во Вселенную.

А. ТАРАСОВ. (Спец. корр. "Правды").